UP DOWN
Jade
По всем вопросам. Вообще по всем, серьёзно.
Chris
Главный чистильщик; бдит в оргтемах, отвечает на вопросы.
Rea
Украдет ваше сердечко и бабло, кодит, оргтемит, вопросики решает.
Javi
Местный тамада, мастер конкурсов, учредитель мафий и вечный холостяк.
Alex
Незримый домовой. Вы не видите, но он есть и делает свое темное дело.
Misha
Отвечает за оргтемы, хорошее настроение и пьяную мишню.
Alan
Не лает, не кусает, оргтемы охраняет.

ep [Sheena & Brienne] the time of truth

post [Michelle Carlisle]: Голубой пузырь с сообщением пару секунд висит на экране в гордом одиночестве, в то время как чуть ниже прокручивается колесико загрузки, из чего делаю вывод... читать дальше

time§quare

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » time§quare » Partnership » как б[ы] кросс


как б[ы] кросс

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/4/685550.png
гостеваяролисамые нужныехотим видеть

0

2

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54&p=2#p9802

anubis

https://imgur.com/fhfCIA2.png https://imgur.com/Yi9uyjw.png https://imgur.com/Yx4so3Q.png
[oded fehr]

[indent] » egyptian mythology

«После миллионов лет упорядоченного сотворения мира
[indent]  [indent] вернется предшествующий сотворению хаос

Мистерии имеют много слоев, каждый из которых открывает новую плоскость знаний. Так же, как образ Анубиса имеет несколько смыслов, меняющихся в зависимости от контекста. Например, у Анубиса — два лика, черный и золотой. Чёрный Анубис связан с первым этапом алхимического процесса — «чёрным деланием», которое в психологическом плане означает вхождение в хаос, разъединение, распад. Золотой Анубис — путь созидательной трансформации личности.
Человек — существо многосложное, симбиоз сил. Вся жизнь человека, все события, которые ему предстоит пережить, все, в чем он будет участвовать или наблюдать, — это личная мистерия посвящения. И только от человека зависит, сможет ли он пройти этот путь и обретет ли в конце этого пути бессмертную душу.


может быть ты подумаешь, что я поехал. но. у меня есть  о ч е н ь  концептуальный сюжет кроссовера стар трека с египетской мифологией, где пантеон богов — это не идеализированная человеком сущность, а квинтэссенция космоса; где-то за пределами знакомого, открытого, обитаемого, — где-то на грани физического воплощения и философской идеи о «конечности» пространства-времени.

что-то сюжетное, что-то не очень;

дело в том, что мой лорка — знатно проебался по жизни, прыгая туда-сюда из прайм! и миррор! вселенных (а у нас еще и соприкосновение с ребутом будет, и еще черт знает сколько таких разломов). его время, с точки зрения столкновения двух вселенных, не просто остановилось; оно исчезло, — его отторгают обе вселенные, он стал ошибкой, пространственным и временным коллапсом. по идее, ему бы, конечно, подойти к той же точке невозврата, в которой в конце второго сезона оказалась филиппа — стать константой в определенном отрывке времени, чтобы «заземлиться» в нем. но. НО. (он слишком заебал всю вселенную своим существованием, чтобы она легко и просто выкинула его в безвоздушную среду, как биомусор). так что, если решишься — будь готов, что я накидаю тебе пару источников вдохновения и миллион своих мыслей о том, как в рамках этого кроссовера можно переобмозговать древний образ божества. (если что-то пойдет не так, и тебе покажется, что все это звучит слишком плохо и не_научно — ты всегда можешь сказать "стоп", и мы подумаем над чем-то попроще).

пример поста;

тут пост

0

3

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p13533

fenris
[беглый раб
свободный эльф
лучший друг защитника киркволла]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/140/662238.jpg
[your choice]

[indent] » dragon age
[indent] Когда-то его звали Лето, но его собственное имя он узнает лишь от сестры, что предала его, обманула, приведя вновь к бывшему хозяину, заманив в ловушку, что была устроена в Висельнике.
[indent] Хоук и не думал отдавать Фенриса Данариусу — за то время, что они были знакомы, начиная с драки на пороге эльфинажа, маг уже успел проникнуться к эльфу неподдельным уважением, а сам Фенрис стал неотъемлемой, весьма важной частью его разношерстной, взбалмошной, известной уже почти на весь Киркволл компании.
[indent] Фенрис также был одним из немногих, к кому Хоук был способен чувствовать что-то вроде… жалости и сострадания. Он видел несчастных, с которыми Андерс возился в своей лечебнице, видел бедность Нижнего города, сумев вырваться из нее лишь благодаря стойкости, упрямости и удаче, но история беглого раба, что хлебнул горя и боли, упрямо продолжая терзать себя ненавистью и отчаянием, трогала скупого на эмоции Гаррета куда сильнее.
[indent] Для Хоука Фенрис — лучший друг, такой же верный, как и Варрик, хотя первое время их общение было весьма… напряженным. Гаррет — маг крови, с чем довольно долго не мог смириться эльф, да и водил дружбу с одержимым отступником, что так ратовал за свободу ненавистных Фенрису магов, но Хоук смог доказать эльфу, что достоин его доверия и верности.
[indent]  Они всегда довольно хорошо друг друга понимали — Хоук почти так же мрачен, как и эльф, и у него весьма похожие понятия о правосудии и мести, а еще порой жестокий, очень своеобразный юмор. Гаррет всегда поддерживал Фенриса в желании помочь несчастным невольникам, всегда был рад пойти с облавой на работорговцев, что вновь расположились на Рваном береге, совершенно не понимая и не принимая как ненависти к эльфам, так и рабство, неважно, является ли оно открытым, или же воплощалось в строгом контроле храмовников над магами в Кругах.
[indent] Преданность эльфа лишь немного пошатнулась, когда Хоук принял решение все же поддержать магов, когда вспыхнул уже давно назревающий в Киркволле конфликт, но Фенрис знал, что каждое решение мага тщательно взвешено, и что все его действия продиктованы лишь холодным расчетом.


Просто приходите.
Я играю любые сюжеты и альты, с ответами не тороплю и стараясь не задерживать посты сам.

пример поста;

[indent] Несмотря на яркое, жаркое пламя в очаге и множество свечей, воткнутых то тут, то там, оплывающих прямо на рассохшееся дерево столов, в помещении сохранялся прямо-таки неприятный, пробирающийся под одежду и пронизывающий буквально до костей холод. Они давали достаточно освещения, но никогда - тепла. Множество алхимических препаратов, останки тел животных и существ, расставленные по множеству полок вдоль стен, засушенные травы под потолком не терпели жара, сохраняясь только при неприятном любому живому существу холоде.
На алхимической лаборатории медленно, очень медленно закипало очередное зелье - темно-зеленое, им можно было обработать лезвие клинка или наконечник стрелы - плавно стекало в небольшую колбу уже пару часов как, но всё равно тягучая жидкость едва закрывала собой толстое дно.
В комнате на самом нижнем этаже подземелий было тихо, несмотря на кипящую в Темном Братстве последние пару месяцев жизнь.

[indent] Люсьен быстро, выверенно разделывал труп, лежащий на каменном столе, потеряв где-то привычную мантию Уведомителя и закатав рукава чёрной рубахи выше локтей, обнажая почти мертвенно-бледные запястья с ещё более белыми нитями шрамов и вымазавшись в крови.

[indent] - Слышащая в курсе? - Тихо спросил мужчина, впрочем, даже не посмотрев на стоящих у порога в его личные владения. Пока что весьма скромные, но лишённые от посягательства посторонних - тёмная, гнилая аура некроманта простиралась на добрую пару этажей, и даже едва ли живой Бабетте было немного неуютно, когда она забегала за реактивами или травами, которых у Люсьена всегда было в избытке.
Некромантам всегда было тяжело существовать рядом с живыми, а после возвращения из Пустоты Лашансу было и вовсе непросто, поэтому каждый день превращался для него в самую настоящую пытку. Но других вариантов на горизонте пока не наблюдалось.

[indent] - Я не думал, что всё… так, а она взяла, и… - Мямлит юноша, совсем ещё мальчишка у входа, перед этим бегло посмотрев на своего приятеля, что толкнул его слегка локтем в бок.

[indent] Лашанс подавил желание закатить глаза - слишком уж был занят. Резко дёрнул рукой, отсекая мягкие ткани от костей, тут же погружая их в миску с густым, едко пахнущим раствором - они ему ещё понадобятся, как и органы, которые можно будет пустить на зелья и сильнодействующие эликсиры. До его появления в числе живых подобным занималась Бабетта, но Люсьен знал себе цену еще тогда, двести лет тому назад. Его эликсиры, яды, настойки были на порядок сильнее. Он занимался этим и сейчас, восстанавливая навык, прекрасно понимая, что нестабильная пока магия не позволит ему выполнять контракты, как это было прежде.

[indent] - Громко. Чётко. Ещё раз, - тихо, совершенно спокойно отзывается мужчина, наконец поднимая взгляд на топчущихся на пороге убийц. Смотрит долго, пронизывая насквозь, заставляя ещё сильнее жаться друг другу, врастать в пол, чувствовать всю собственную бестолковость.

[indent] Когда-то под этим взглядом затихали даже его коллеги по Чёрной Руке, и рядовые убийцы не стали исключением, заговорив почти сразу:

[indent] - Мы пришли к ней сначала. Рассказали, что случилось, и про девчонку, и про...клинок. Она отправила к вам, - чуть более смело говорит юноша, судорожно сглатывает, вновь роняя взгляд в пол и добавляя уже куда как тише и менее смело. - Сказала, чтобы вы назначили нам наказание.

[indent] Лашанс всё-же тяжело выдохнул, не очень-то аккуратно, с громким шлепком плюхнув истекающее почти свежей кровью сердце на свободную миску.

[indent] - То есть, вы мало того, что упустили свою цель, указанную в контракте, но и позволили ей украсить клинок, дарованный вам из Пустоты самым Ситисом?

[indent] В помещении разом становится на пару градусов еще холоднее. Пламя свечей падает, мелькает на фитиле жалким голубоватым огоньком и пускает слабые искры, но мужчина быстро берёт себя в руки, щёлкает пальцами левой руки, и всё приходит в норму. Только пламя в очаге вьется беспокойно, облизывая чёрный котелок на вертеле.

[indent] Не хватало ему ещё сорваться на этих идиотов, которые продержатся в Братстве едва ли ещё полгода - Пустота, а ее зов Люсьен теперь ни с чем и никогда не спутает, заберёт их довольно скоро.

[indent] Вытерев влажной тряпкой наконец руки, оставляя на них всё равно бурые разводы крови, мужчина наконец разворачивается к убийцам. Его лицо всё ещё не выражает ни единой эмоции, как и чернильно-черные глаза, но голосом можно заморозить ещё пару городков в этой и без того холодной провинции. Лашанс складывает на груди руки, смотрит открыто, долго сохраняя молчание, подыскивая максимально подходящий вариант, который устроит всех.

[indent] - Ступайте. Не прикасайтесь к новым контрактам. По возвращении я найду вам… занятие.

[indent] Дверь с глухим, поспешным стуком закрывается с другой стороны, и мужчина всё же проводит по лицу ладонью, прикрывая глаза.

[indent] Всё было совсем не так, как он ожидал. Братство стало… другим. Лишь тень, жалкие слухи о той легенде, которым оно являлось двести лет тому назад. Ни системы, ни контроля, ни трепета перед Матерью и Ситисом, лишь жалкая жажда быстрых, лёгких денег, превращающая новых рекрутов в жалких наёмников.
Астрид, что пустила Тёмное Братство едва ли не по миру, нынешняя Слышащая, плохо понимающая, кем она теперь является, воспринимающая саркофаг Матери каким-то сюром, не более… пожалуй, из всего нынешнего Братства Люсьен мог открыто поговорить только с Цицероном, что много общался с Матерью в своё время, но вот именно с ним, как ни странно, и не хотелось.
Несмотря на схожесть взглядов, рыжий шут раздражал некроманта до дрожи.

[indent] У них и Чёрная Рука будто позаимствована у инвалида-бедняка из Виндхельма - только Слышащая и вернувшийся из числа мёртвых Уведомитель. Это даже не смешно.

[indent] Тяжело вздохнув ещё раз, Люсьен скользнул взглядом по трупу, которым занимался последние пару часов - ещё одна работа скампу под хвост. Он может наложить чары стазиса на останки, но какой от них толк, если в его комнаты регулярно вламываются все, кому не лень, а он понятия не имеет, когда вернется после того, как в очередной раз отправится подчищать за вверенными ему убийцами?

[indent] Все почти как раньше. Почти.

***
[indent] Снег сыпет, тучи тянутся всё ниже и ниже. Люсьен может посревноваться с ними в мрачности, хотя в этом нет особой необходимости - знает же, что выиграет с хорошим отрывом.
Дорога заканчивает петлять, и после одного из поворотов он наконец отпускает Тенегрива охотиться, погладив напоследок по длинному, гладкому черному носу - заставлять его дожидаться в общих конюшнях было почти что кощунством, а объясняться потом с конюхом за неожиданно откусанные пальцы не хотелось совершенно.

[indent] Город погружен в снег и тоску, как и двести лет тому назад. Лашанс ориентируется в улицах слабо, все-таки многое изменилось за двести с лишним лет, когда он был здесь последний раз, но это хоть что-то.
Карман греет записка контракта, который недоумки так и не смогли выполнить.

[indent] Исправлять чужие ошибки было его обязанностью. Заботится об убийцах в убежище было выбито у него на костях черепа, и Лашанс старался до последнего своего вздоха, Ситис свидетель.
Но как же его бесила чужая глупость!
К тому же, нынешние убийцы не шли ни в какое сравнение с теми, что подчинялись ему в Чейдинхоле, но…
Он был обязан.

[indent] Немного послонявшись по улицам, надвинув не слишком глубоко на лицо меховой капюшон зимнего плаща, чтобы примелькаться горожанам, он заходит в первую попавшуюся таверну, чтобы согреть руки и послушать местные сплетни - это тоже никогда не было лишним.

[indent] Заказывает горячий травяной отвар, занимает одно из свободных мест под не самым освящаемым столиком, скидывая с плеч плащ да скользя по местным лицам равнодушным, но цепким, внимательным взглядом.

0

4

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p32575

the fugitive doctor
[агент дивизии (в бегах)]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/189/336259.gif
[jo martin]

[indent] » doctor who
Доктор до Доктора, каким/какой мы привыкли его/её видеть; Доктор до начала истории, до этого цикла регенераций, до прошлого даже. Доктор до Мастера. Неизвестный целитель неизвестного времени. Всё, что мы знаем о ней, - это что она первая нагнула Сворм; что служила в Дивизии, а затем сбежала от них, прихватив с собой верного спутника и заключив свою сущность в часы; что долгое время скрывалась на Земле под личиной улыбчивого гида Рут. Мы знаем, что, в отличие от привычного нам Доктора, она не пользуется отвёрткой, а ещё не гнушается оружия и вполне способна договориться с совестью, если ситуация вынудит его использовать. Мы также знаем, что у неё отпадные очки и пиздатая рубашка, она любит покровительственно улыбаться и называть людей love - прямо как мой Мастер!


Почему же я ещу Беглого Доктора, если она не мой Доктор, а я для неё "Мастер? какой в жопу Мастер?".
Во-первых, за этим - мне было было интересно уничтожить самооценку Мастера окончательно поиграть с Доктором, для которого имя Мастера - пустой звук, и "главный враг" - совсем не он, а выскочка Сворм.
Во-вторых, я очень очень очень сильно хочу поиграть с ней за Гат - если вы смотрели серию Fugitive of the Judoon, вы, вероятно, её вспомните. Это абсолютный хэдканон, но мне нравится думать о Гат как о ком-то, кто имела потенциал стать для Беглого Доктора кем-то вроде Мастера - если бы Мастер когда-либо пёкся о правилах и порядках и превыше всего чтил службу на родное галлифрейское отечество. Мне нравится думать, что Гат и Доктор могли быть близки до бегства Доктора, по крайней мере - в какой-то степени друг к другу неравнодушны: иначе умница Гат не проморгала бы свою лазерную пушку, а затем - не выслеживала бы Доктора и Ли по всему известному и неизвестному космосу по хлебным крошкам. Иначе бы - Доктор, едва вернув себе воспоминания и поняв, что за ней пришли, не была бы так твёрдо уверена, что пришла за ней именно Гат. Я также хэдканоню, что среди тех спутников Беглого Доктора, что мы видели (под другими лицами) в одной из серий Флакса, была и Гат в том числе - рука об руку, так сказать, плечом к плечу.
Если вы думаете о них, представьте: верный солдатик Гат, вспыльчивая, ершистая, но хладнокровная убийца, незыблимо уверенная в правильности и неоспоримости приказов; и Доктор - самодостаточная, себе на уме, вынужденно скованная ненавистной работой и спокойно выходящая за рамки устава, но не терпящая лишней крови. Представьте This Is How You Lose the Time War Амаль Эль-Мохтар и Макса Гладстоуна, только немного иначе. Что-то такое. Мы можем играть флэшбэки онли. Мы можем решить, что Гат пережила их последнюю встречу и теперь вынуждена существовать, зная будущую судьбу Галлифрея, но не смея кому-либо о ней рассказать. Мы можем всё что угодно, так-то.

пример поста;

My skin is wearing thin
My heart has turned to black
A̷͚̲̳̹͔͐̓͆̇̆͌̕͝ṉ̴̨̖̥̺͎͔̻͕̹͑̕͝d̴̡̜̯̪̣̣͚͔͓̂̀̐ͅ ̸̞͖̺̬͓̣̜̪̪͇̈͛̔̽̔́̂̽̋͆̆͌̑̕͠I̵̧̒̓̈́̍̾̄̌͗̇͂̏̒͐͠ ̶̜̦̩̱͕́̓̄̎́͘ĉ̴̡̧͈̘̻͎̇͗͊̎̎͂̾͂a̷̜̮̭̗͆͌͒͌̑̀̈̓͂̏̉̈̚͝ǹ̴̟̯͗̿̂̓̎̏̄̈̕͠'̵̗̤̦̲̟̦̲̝̯̏̊͆̎t̸̢̛̘͓̟̮͙̟̘͂̀̈́̀̄͋̋̕ ̶̨̯̟͍̺̣͎̥́̍̔̈̕͝g̵̨̧̳̟̝͙̠̮͙͖͖͎̳̣͗̇́̉͆͐̽̓̃̒̿́͑͝ȅ̴̜̗̜̱̥̪͕̬̼̗͗̿͛̍t̸̢̢̞̘͈͚͖̟̮͚͕̼̠̒͝ ̷̧̣͎̘͓͍̠̼̮̠̪̀̔̆́́̐̌͒̂̈͆̊̾͝t̸̡̛͇͕͉̩ẖ̸̺̲̥̲̣͚͖̓̒̀́͜ê̶̡̡̮͈̥͖̔͆͑̃̎̕ ̷̢̯͕̦͕̹͇̈̂͂̈̈́d̵̝͎̻̞̊̈͋͋̿̉ḛ̸̭͖̹̳̝̞̾̍̽̏̀̐̇͋͘͝͝v̴̬̠̠̣̤̋͗̎į̵̡̢̼̞̜̖̗͇̥̮̳̦͗̓͂͛́̀̀́̄̕͜͝ļ̵̡̛̛͓̭̫̬̭̤͇̈́̈́ ̷̧̻͖͎͚̔ǫ̸̛̻͔̻͚͉̃͌͌̉͂̂̆̈́̊̚͠͝f̶̩̪̫̰̬͍̬̩̰̓͐͗̐͛̅͑̚͝f̸̰̯̐͌̇̀͝͝ ̴̧̨̭̥̖̤͎̙͉̙̯̀̏̕͜͝͠o̶͇̗̭͔̹̯̤̘̪̤̲̬̳̅̓͛̈́̿͊̒̈̆̇̋́͜͠ͅf̵̧̘̰̞͕̰̦̬̠̾͋̃̏̂ ̷̯͓̭̝̥̙̈́̓̚͜m̴͕͛͒ỷ̴̡̢̰͚̭͎̟̞̣̤̫̻̱͈̻̓͗̍̿̔͑̋̕͝͠ ̶̺̤̌͐̓̄̍͐b̷̨̫͎̺͍͎͇̦̫̤̾͐̊̏̈̐͌̀͋̐͐͒́̚͜͜ͅa̸͍̮̘̖̳͎̫̥̱̖͛̾͂̑͋͌̿͌͋ͅc̴̢̡̛͓̰̰̭̺͉̯̫͈̬͕̽̒̈̀̚͝͠ͅk̷͚͕̣̰̥̋̓͛́̿̅̚͘͝ͅ



Всё должно было закончиться этим. Это был лишь вопрос времени, и время не проблема, если в твоём распоряжении - ТАРДИС и её пилот. В распоряжении Сайбириума они были.

С чего Мастер взял, что Сайбириум проявит уважение к его личным границам и не попытается взять над ним контроль, он сейчас не в состоянии вспомнить и сам, и не только потому что с каждым днём ему всё сложнее мыслить ясно. Есть большая вероятность, что с ясным мышлением у него были проблемы уже тогда, просто иного толка - что ему так невыносимо было превосходство Доктора, что он готов был на что угодно - буквально, на что угодно, - только чтобы хоть немного склонить весы в свою сторону. Ему было плевать тогда на благородство или подлость нового союзника - он просто не рассчитывал, что их союз проживёт так долго. Что он сам - проживёт так долго. В конце концов, он сделал всё для этого. Новая раса киберменов, изготовленная им собственноручно из полуразложившихся трупов убитых им же Повелителей времени? Доктор не могла позволить ему - им - выжить после этого. Не имела права.

Но даже тут Мастер просчитался. Пришлось спасаться бегством, просто чтобы Доктор не восторжествовала хотя бы в этом. Именно тогда, пока он пытался смириться с новой - очередной - неудачей, его гамбит с Сайбириумом выстрелил прямо ему в лицо. Не буквально. А лучше бы так.

Как выяснилось, Сайбириуму пришлась крайне не по вкусу потеря перспективы мирового господства во главе новой киберрасы. Его новый бизнес-план? Провернуть то же самое, только путём многократного вмешательства в таймлайн и - руками Мастера. Мнения Мастера он об этом, разумеется, спрашивать не стал. Будь Сайбириум человеком - гуманоидом, - Мастер решил бы, что тот просто решил таким образом поквитаться за неудачу, но ничего человеческого в искусственном интеллекте не было. С тем же успехом он мог бы рассчитывать на человечность Матрицы. Так что - просто голый расчёт, ничего личного.

Ничего личного в том, что, стоит Мастеру на секунду потерять фокус, он обнаруживает себя на другом конце галактики, два века назад, три тысячелетия спустя, в проводах собственной ТАРДИС, саботирующим чужой корабль, по локоть в чьей-то крови.

Мастер не имеет ничего против саботажа или убийств. С чего бы? Что ему совершенно не по вкусу - это не быть у руля в собственной голове.

Так что он сопротивляется. Запихивает Сайбириум как можно дальше, как можно глубже, там, где ему до руля не добраться. Только вот не учитывает, что из глубин подсознания проклятому AI будет только проще взяться за его, Мастера, перепрошивку. Сны и реальность начинают мешаться друг с другом, даже когда Мастер перестаёт спать. Мастер окончательно перестаёт вести счёт, где и в каком времени он снова отключился и потерял несколько часов. Имеет ли это значение? Он не знает. Однажды Сайбириум добьётся своей цели, и, может, тогда Мастер станет ему не нужен. Может, тогда он вернёт ему контроль. Не стоит ли тогда просто дать ему делать то, что он хочет?..

Это - официальная версия. Это - то, что Мастер старательно думает, пока направляет ТАРДИС к определённому астероиду, где у одного конкретного хакера, говорят, можно за баснословные деньги купить био-вирус, способный убить любую операционку в твоём теле. Созданный для выведения из строя киборгов и так называемых "усовершенствованных людей", конечно, но для Мастера тоже - то, что Доктор прописал. Мастер продолжает думать мысли о смирении и принятии собственной участи, когда находит хакера, когда заставляет его отдать ему вирус, когда убивает его - на этот раз, осознанно. Когда залпом опрокидывает в себя пробирку - тоже. А потом его перемыкает, как компьютер, в который запустили вредоносное ПО, и он кричит от боли до забытия.

Долгая история вкратце - не стоило убивать того хакера, конечно. Стоило запереть его в какой-нибудь изолированной крепости на безлюдной планетке - у Мастера даже была на примете такая с давних времён, - чтобы сидел там и доводил свою игрушку до ума, а не торговал халтурой. Био-вирус помог лишь постольку-поскольку - по крайней мере, теперь в распоряжении Мастера были периоды ясности, в которые ему не нужно было держать себя в непрерывном фокусе, зная, что любое его слово, любая его мысль будет перехвачена врагом в его собственном теле. Обратная сторона медали - эти периоды конечны, и Мастер не всегда успевает отследить их конец. Не успевает собраться. И тогда - провал.

Поэтому он здесь, когда его находит Доктор - на Земле, в Англии начала XIX века, в лондонской кофейне, открытой век с лишним тому назад одним экцентричным греком. Мастер - здесь, пьёт третий кофе подряд, как будто не страдает от вынужденной бессонницы, как будто и так не отпугивает людей нервным неспокойствием и лихорадочным блеском в чёрных глазах. Его ТАРДИС - где-то на космической станции за пять миллионов лет отсюда. Манипулятор временной воронки, с помощью которого он добрался сюда - с наслаждением разбит в щепки сразу по прибытии. Мастер делает очередной глоток с мрачным отчаянием, с отчаянным торжеством: здесь ты ничего не сможешь сделать, думает он про себя, но не себе.

Моргает.

И обнаруживает себя в сумерках у незнакомого ему горящего - догорающего - дома.

Его лёгкие болят от угарного дыма, он надсадно кашляет - и только теперь понимает, что каким-то образом фирменная фарфоровая чашка из той кофейни всё ещё в его руках. Его снова окровавленных руках. Он отпускает её, и она разбивается на крупные осколки под его ногами.

Появление Доктора в тот же момент столь же неожиданно, сколь и абсолютно ожидаемо - по непостижимой логике кошмара, в котором он, видимо, прописался навечно. Мастер растерянно моргает в её разозлённое лицо. Он понятия не имеет, о чём она говорит, но дом в огне рядом наводит на некоторые подозрения. Он смотрит на пламя несколько долгих секунд, пытаясь вспомнить - хоть что-то. Тщетно.

- Я бы не возражал, - хрипло отвечает он ей в конце концов. Но даже сейчас - даже теперь, Рассилон, даже в своём положении - не в состоянии удержаться: - Давно надо было догадаться, что никакой ты не Повелитель времени. Снова слишком поздно, как и всегда.

0

5

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54#p9515

ash tyler [voq]
[офицер звёздного флота, агент секции 31]

https://64.media.tumblr.com/2ef8dab9e86f3347a07c15d668203234/ff8e5b423bc059a2-d4/s540x810/81fb77acc2bd4a131bc7735755fb21230c3687c1.gif
[shazad latif]

[indent] » star trek universe

Тебя все ещё мучают кошмары по ночам, да, Тайлер?

Было время, когда я знал тебя, как хорошего офицера, верного своей миссии; ни страха, ни сожаления, — ты делал то, что должно, даже если другим это было не под силу; ты хотел привести Звездный Флот — к победе. Ты отправился на ISS “Шэньчжоу” в поисках ответов, сам того не подозревая. Как верная псина, оберегая последнее дорогое, что у тебя осталось, ты полез на передовую перед Огненным Волком. (Что ты увидел там, в зеркале? Что клингоны сделали с тобой во время пыток? Ты ещё помнишь, как это — быть самим собой? Ты хотя бы помнишь, что значит — быть человеком?) Мне больно смотреть, во что ты превратился за эти годы. Солдатам нельзя проявлять слабость; если сейчас ты сдашься, очень скоро он сожрет тебя изнутри.

Хватит корчиться от бессилия и жалеть себя, так ты никому не поможешь, — ни себе, ни Дискавери. У нас здесь — идет война. Так собери волю в кулак и возвращайся к службе. Без тебя, им недолго осталось.


ключевое слово: секция 31. да, мне нравится идея, что помимо звездного флота, есть нечто иное, способное действовать за рамками устава; тайлер же — один из первопроходцев нового состава (ему абсолютно не понравится вмешательство лорки в деятельность секции, но когда они с тайлером договаривались обо всем мирно?). мне нравится мысль, что у тайлера впереди — долгий путь излечения, принятия, попыток договориться с самим собой; понадобится неслабая воля, чтобы сдержать в себе такого монстра. кроме того, тайлер — один из немногих людей, которые действительно нравятся лорке; он, как и другой, умеют принимать сложные решения, от которых зависит успешный исход дела. приходи, я втяну тебя в сюжет, и мы сможем развить историю секции 31 (а там еще черт знает сколько всего необследованного).

муд #дискавери
пример поста;

тут пост

0

6

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p33235

bethany hawke
[серый страж]

https://i.pinimg.com/originals/a9/3a/32/a93a323b1ec8f000936b53ec2ede1f6f.gif
[anya chalotra, но это вариативно]

[indent] » dragon age
[indent] Бетани была любимым ребенком в семье. Оно и очевидно - девочек всегда любят больше, а когда у малышки начали проявляться магические способности, Малькольм был рад, хотя еще одной головной болью стало больше - уже двоих детей было необходимо защищать от возможности быть насильно отнятым, чтобы провести всю оставшуюся жизнь в круге. К тому же, она была такой же одаренной, как и старший брат, хотя Гаррет никогда не боялся и не стеснялся собственных способностей, отчего преуспел куда сильнее.

[indent] Всей семьей они покидают Ферелден, и именно Бетани помогала Гаррету отработать семейный долг, чтобы попасть за ворота Кирквола - Карвер был довольно сильно ранен во время схватки с огром, и требовалось оплачивать еще и его лечение, а найти достойного целителя в городе, где так не любили магов, было весьма... непросто.

[indent] Именно ее, а не Карвера, Гаррет берет на Глубинные тропы. Во-первых, она и сама хотела, а во-вторых, было логичнее оставить с матерью хотя бы одного из мужчин семьи, и раз уж сам Хоук не мог отсиживаться в лачуге Гамлена, пока остальные набивают карманы ценностями, было решено, что Карвер будет приглядывать за Лиандрой. К сожалению, старший Хоук не углядел за Бетани, и только благодаря Андерсу, что смог отыскать отряд Серых Стражей, Бетани не погибла, а была принята в их Орден, что навсегда испортило отношения между братом и сестрой.


[indent] Слишком добра для этого мира, слишком чиста.

[indent] Даже удивительно, почему при наличии таких... братьев, которые и пытаются добиться в городе справедливости, безопасности и порядка, но все равно являющимися весьма жесткими и суровыми людьми, Бетани - олицетворение добра и милосердия.

[indent] О ней, как и о матери, Хоук заботился особенно ревностно, прекрасно помня об обещании, что дал когда-то отцу, и из-за чего постоянно корил себя, когда пошел на поводу младшей сестры, которой никогда не мог отказать, вследствие чего Бетани была заражена скверной и вынуждена присоединиться к Ордену Серых Стражей. Их отношения серьезно испортились, что в большей степени ударило именно по Гаррету - младший брат, в свою очередь, тоже решил покинуть семью, поступив на службу к Храмовникам, и Хоук остался совсем один.
И казалось Гаррету, что близнецы сохранили куда более крепкую связь, а ему доставались лишь краткие и сухие письма с почти чужим "я жива, со мной все в порядке", которые больно резали по сердцу.

[indent] Встречаются они на протяжении нескольких лет все пару-тройку раз. Во время нападения кунари, хотя нормального разговора так и не вышло - Гаррет был слишком занят тем хаосом, что царил в Киркволе, а Бетани все еще слишком сильно злилась на старшего брата; когда умерла Лиандра. Тогда лед между братом и сестрой наконец треснул. Хорошие отношения не вернулись по щелчку пальцев, но все-таки стали куда как теплее.

[indent] Впрочем, Бетани - едва ли не единственный человек (да, включая мать), который может хоть как-то влиять на старшего брата и обладает правом его отчитывать, порой иногда совсем не стесняясь в выражениях. Младшая сестра практически его совесть и милосердие, которых Гаррету всегда не хватало, и Хоук это весьма ценит, прекрасно понимая, что иногда его может заносить в собственных суждения и решениях.

пример поста;

[indent] За тяжелой, крепкой дверью раздавались какие-то громкие голоса, лишь отдаленно напоминающие спор - будто бы кто-то изо всех сил старался на переходить на крик и говорил куда тише, чем ему хотелось бы.
Гаррет упорно делал вид, что его это все не касается, продолжая вглядываться в ровные строчки на свитках, что скопились на его рабочем столе, и старался не думать о том, что примерно такой же ворох писем ждет его на тумбе прямо за спиной. И ведь это уже те, что прошли тщательную сортировку, и большая часть осела на рабочих столах помощника, начальника городской стражи и прочих чиновников, которых можно было найти в Крепости Наместника.

[indent] Мужчина потер слезящиеся от бесконечных строчек слезных просьб, деловых предложений и уже куда менее тактичных требований, почти угроз, и раздраженно нахмурился, понимая, что шум за дверью его отвлекал уже куда сильнее, чем несколько минут назад. Решив, что на сегодня с него хватит - солнце скрылось за горизонтом добрых полчаса назад, хотя крыши все еще удерживали нежно-золотое свечение, меняя облик города, Гаррет вышел за порог собственного кабинета с лицом, не обещающим ничего хорошего.
Оно оставалось спокойным, но приближенные к Хоуку уже успели научиться различать целую гамму “спокойствия” нового Наместника.

[indent] - Что здесь происходит? - Невозмутимо произнес маг, обводя внимательным взглядом каждого из присутствующих, чуть дольше задерживаясь на лицах храмовников. С ними он старался поддерживать шаткое, острожное перемирие, во многом благодаря младшему брату, но инстинкты, вбитые еще отцом, страхами и опасениями Андерса, подпитанные образом обезображенной гневом и дурманом Мередит, все-таки брали свое.

[indent] - Мы просим об аудиенции…

[indent] - Приемные часы Наместника окончены, - перебил Гаррет, резко останавливая жестом ладони подлетевшего к нему сенешаля, уже готового самому вступить в диалог. Вообще-то, это была именно его обязанность - тормозить особо жаждущих попасть в кабинет Наместника, но тот банально заработался сегодня. А может, не решался вступить в перепалку с храмовниками.

[indent] - Ваш брат просил, - пытался продолжить главный с пышными рыжими усами, но вновь был нагло перебит.

[indent] - Мой брат не лишен дара речи и возможности передвигаться, - отрезал Гаррет, едва заметно погано ухмыляясь. Шум и монотонная работа за целый день его порядком извели, доводя до желания с кем-нибудь поцапаться, чтобы сбросить скопившееся раздражение. - И его персоне всегда рады в Крепости Наместника.

[indent] Льда в тоне Хоука стало куда больше. Храмовник, которого маг несколько раз видел подле брата, неохотно кивнул, задержав внимательный взгляд на Наместнике, и нарочито медленно отступил вместе со своими людьми к лестнице, ведущей на первый ярус крепости.

[indent] С их уходом все, кто толпился в коридоре, едва заметно облегченно выдохнули - все эмоции, расположение и редкие тревоги Хоука причудливым каскадом расползались по его подчиненным, порой передаваясь от одного к другому как болезнь.

[indent] - Мне нужно в Нижний Город, - уже куда расслабленнее заявил мужчина, обращаясь к одному из стражей, просто ставя того в известность, чтобы Наместника не кинулись искать с мабари по всему Киркволлу.

[indent] - Нам вас сопроводить? - С легкой ноткой тревоги обратился к Хоуку один из стражей, тех, кто он набрал совсем недавно и лично, но Гаррет, все еще порядком раздраженный, лишь отмахнулся.

[indent] - Я в состоянии постоять за себя, иначе бы не носил титул Защитника. Или мне не стоит доверять даже тем патрулям, что ходят по улицам Нижнего Города?

[indent] Смерив всех фирменным нечитаемым взглядом, мужчина поправил складки длинного одеяния, и зашагал к выходу из крепости.

***

[indent] Гаррет решил полюбоваться звездами где-нибудь в районе Нижнего Города.

[indent] Не то, чтобы с приходом Хоука к власти, тот резко, всего за пару-тройку дней, стал выглядеть куда как лучше, спрятав всех пьянчуг в темные, тесные закутки между лачугами, а на рынке, полном всякой всячины, начиная с тех же ворованных ремней и амулетов и заканчивая тухлыми помидорами, резко перестали обсчитывать, в надежде содрать с жителей последние медяки.

[indent] Но чище все равно стало. Во всех смыслах. Даже ворье и головорезы, что раньше почти даже не скрывались, едва ли не гордо вышагивая по грязным, пыльным улочкам, пропахшим нечистотами и безнадежностью, сейчас не желали показывать носу из тех мрачных щелей, где предпочитали теперь прятаться и творить свои сомнительные дела, мстительно радуясь, что у Защитника, неожиданно ставшего еще и Наместником, просто не хватает времени.

[indent] Хоук резко повернул, чуть придерживая глубокий капюшон пальцами, чтобы не слетел - совсем недалеко здесь был один из лазов в Клоаку, замаскированный под целое нагромождение складских ящиков, пыльных настолько, что маг не рисковал до них дотрагиваться даже когда Нижний Город был его… не домом. Ночлегом. Не самым приятным периодом в жизни, который он вовсе не старался забыть, как это часто бывает, оставляя для себя как жестокое напоминание. Символ того, откуда он поднялся и чего мог достигнуть.

[indent] Огни “Висельника” замаячили впереди, и Хоук довольно улыбнулся, вовсе не удивившись наличию буквально за углом силуэту уже надравшегося до состояния зеленых соплей работяги из литейного квартала. Благо, он был всего один, но и день был будний. К концу недели местная флора и фауна была представлена куда большим количеством видов.
Как бы Варрик не боролся, поделать с этим у него до сих пор ничего не получалось, а ведь заведение внутри уже не было таким раздолбанным и обшарпанным, как во времена их бурной молодости.

[indent] Хоук уже дернул ручку входной двери на себя, надеясь, что его тут же крепко обнимет родное тепло “Висельника”, но царящий внутри хаос и шум скорее ударили мага наотмашь, на несколько мгновений заставляя пораженно замереть на пороге.

[indent] - Что здесь… происходит? - Уже не в первый раз за этот вечер поинтересовался Хоук совершенно спокойно своими тихим, низким голосом, широко оглядывая теплый зал “Висельника”, где в свое время было проведено немало звонких вечеров, большинство из которых заканчивалось паломничеством в лечебницу Андерса - за порцией зелья, помогающего справиться с жестоким похмельем.

[indent] Весь нестройный, беспокойный шум множества голосов, многие из которых уже призывали к радикальному разрешению конфликта, причин которых Гаррет до сих пор не мог понять, мгновенно стих, а взгляды, даже те, что были щедро наполнены хмелем, обратились к порогу таверны.

[indent] Пораженные, удивленные, где-то даже тронутые безотчетным страхом. Среди собравшейся здесь бескультурной публики хватало мелких преступников, которым было чего бояться, особенно Наместника, о котором за последние годы, не без помощи Варрика Тетраса, стало ходить все больше самых неожиданных слухов. Гаррет их даже не всегда пресекал - иногда они действительно играли на руку.

[indent] На кончиках пальцев, затянутых в крепкую кожаную перчатку, едва-едва заплясало бледно-лиловое сияние, готовое в любой момент оформиться в настоящий разряд, способный поразить цель за считанное мгновение, какой бы ловкой она не была.

[indent] Гаррет быстро определил зачинщика, зацепившись взглядом за верткую фигуру в стремительно редеющем круге почти в самом центре таверны, одновременно чувствуя, как все еще удерживаемое между пальцев заклинание уже начинает ощутимо покалывать кожу прямо через перчатку.
Он узнал и острые уши, и смуглую кожу, и пресловутые светлые волосы, которые надежно врезались в память еще тогда - видит Создатель, Гаррет всегда был падок на блондинов.

[indent] Появление Зеврана было неожиданным, отдающим дурнотой знаком, и запах крови, который отчетливо ощущал Гаррет, хищно раздувая ноздри, тут был вовсе не при чем.

[indent] - На выход. Немедленно.

[indent] Слова Гаррет буквально прорычал, лихорадочно перебирая в голове варианты, крайне сожалея, что верная Авелин, способная прикрыть все авантюры Хоука после многочасовых нотаций, сейчас находится не в городе.
Тревога оказалась излишней - все в таверне были напуганы достаточно, чтобы задавать лишних вопросов и требовать немедленного правосудия от Наместника здесь и сейчас, так что стоило эльфу сделать шаг по направлению к выходу, мигом протрезвевший люд бросился оказывать помощь идиоту, который, если честно, сам нарвался на клинок в горле.

[indent] Хоук лишь хмыкнул, в последнюю секунду меняя положение пальцев, набрасывая на просторный зал что-то наподобие легкого морока, младшего брата “энтропического ужаса”. Это вполне должно было хватить, чтобы произошедшее списали на горячечный бред, вызванный слишком большим количеством эля и медовухи.

[indent] - Какого хрена ты здесь делаешь? - Зашипел мужчина прямо на ухо эльфу, стоило им оказаться на улице. Для серьезности своего недовольства Гаррет еще и крепко сжал плечо, прижимая Ворона к стене.

0

7

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p40544

tri bogatirya aka russian mafia
[воистину богатыри]

» slavic folklore
Ilya Muromec
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/533521.png
[павел прилучный]

Основатель крупного благотворительного фонда «Богатырёфф & Ко» не особенно любит общаться с прессой. По официальным данным, получил наследство от дядюшки-бандоса, сколотившего состояние на чужой крови в лихие 90-е, и, дабы искупить грехи рода своего, решил пустить деньжата во благое дело. До кучи и братьев привлек, пускай тоже тяжелобольным помогают. История резкого взлета и широкого размаха фонда произвела фурор в СМИ: Илья оказался отличным управленцем, быстро наладившим контакты с крупными инвесторами не только по всей России, но и за пределами государства, и успешно собирающим баснословные суммы в короткие сроки. За последние пару-тройку лет на счету «Богатырёфф & Ко» оказались сотни спасенных жизней, из-за чего Муромцу разве что в ноги не кланяются, когда на улицах узнают. Илья только улыбается сдержанно, по-доброму, и головой качает, мол, не моя это заслуга, ребята. На самом же деле, за улыбкой своей Муромец скрывает намного больше. Молчит он про нелегальную торговлю оружием, наркотрафик, проституцию и — по слухам — даже подпольный рынок органов, к которым он тоже приложил свою твердую богатырскую руку. Грязный застенок его богодельни тщательно скрыт от глаз посторонних, хотя корни гнилые пустил уже глубоко. Кто же полезет ковыряться в недрах того, чей лик пора бы уже к святым причислять? Илья не понаслышке знает: хочешь спрятать что-то понадежнее, спрячь это у всех на виду.

Dobrinya Nikitich
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/878266.png
[юра борисов]

Чернее тучи становится Добрыня с каждым днем. Он — правая рука Ильи во всех делах, как повелось у них издавна. Да тошно ему в грязи такой жить, не так он себе представлял те радужные перспективы, которые обсуждали все вместе. Деньги, безбедное существование, никаких больше помыканий сверху — все есть. Не хватает только сил глаза закрыть на души поломанные, коих все больше становится. И все это они делают своими руками, спонсируют своими средствами. Хитер оказался Муромец, предприимчив, только внезапно как-то богатыри переметнулись на темную сторону, с которой всю жизнь до этого боролись. Добрыня все еще помнит, кто ноги ему вернул, шанс на полноценную жизнь дал — и зачем, выходит, чтобы вот так он ее использовал? Молиться истово ему только остается, чтобы хоть как-то душу свою обелить. Напоминает себе постоянно, что и частичка светлого в них тоже есть, ведь помогают нуждающимся же, правда помогают? Ходит в думах ежечасно, но продолжает делать, что требуется, ведь не может наперекор братьям своим названным идти. Не раз уйти порывался, прекратить все, да некуда. Боится один в этом мире остаться. Сколько еще ты будешь на части рваться, Добрыня?

Alesha Popovich
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/110053.png
[сергей новосад]

Алеша — правда теперь к нему обращаются Алексей или просто Лёха, не в ходу в Яви привычная форма имени оказалась — чувствует себя так, будто выиграл в лотерею. Попович носит дорогущие бренды, меняет тачки чаще, чем о них успевают написать жёлтые издания, и не отказывает себе вообще ни в чем. Самый младший в триаде и самый общительный, именно он отвечает за социальные коммуникации. Его лицо обычно светится во всех статьях, где пишут о заслугах фонда, на интервью он чувствует себя как рыба в воде. В запрещенной соцсети у него больше ляма подписчиков, Алеша то и дело мелькает в списках самых завидных холостяков России и не собирается с этим статусом прощаться. Он — завсегдатай всех более-менее звездных тусовок. А как иначе в нынешнее время? Хочешь продвигать бизнес — умей быть медийным. Илья очень правильно определил ему его место, Попович ни разу на это не жаловался. В теневом же секторе их семейного предприятия Попович отвечает за эскорт. Кому еще, как не ему, девчонок привлекать, которые за легкими деньгами охотятся, радости жизни им показывать. Справляется в целом успешно, осечек почти не бывает, да только умалчивает он перед барышнями с кукольной внешностью об обратной стороне медали. А потом все уже, поздно становится. Он чувствует наконец-то ту власть, которой ему не хватало раньше, статус, влияние. Быть мальчиком на побегушках ему больше не хочется, это в прошлом все. Алеша как будто родился заново и, черт возьми, в этот раз точно с золотой ложкой во рту.


Не знаю, какая славянка без этих товарищей, поэтому вот они здесь в нашей скромной интерпретации. Мы тут трое по цене одного, а именно: Леночка Прекрасная, Серый Волк и ваша покорная слуга. Каждый из нас со своим бэкграундом, характером и родом деятельности в Яви, а посему вариантов на игровое и неигровое взаимодействие — куча) С сюжетами и графикой поможем. Детали в заявке менябельны и обсуждаемы, из неизменного, пожалуй, только внешность Поповича — по идейным соображениям хихи Очень ждем, идеи для игры уже наготове.

пример поста;

— ... и я летела, и это было так высоко... и так... великолепно, – с придыханием вещает Злата, не в силах даже слов подобрать, чтобы описать то, что она чувствовала давно когда-то. Она обмахивает лицо ладонью, улыбается так широко, что улыбки этой хватило бы на весь мир, а может даже и на всю Москву, а на глазах блестят слезы. Реально слезы. Она так счастлива, и все вокруг кажется таким прекрасным, что она не выдерживает. Не могущие облечься в слова эмоции каплями сползают по веснушчатым щекам. Ей так хорошо, вот прямо здесь и сейчас. Голова ее покоится на чьем-то до безумия удобном плече, а пальцы левой руки методично перебирают чьи-то еще невероятно тактильно-приятные пряди волос. Злату просто распирает от этого всего. Может быть потому, что жизнь ее течет так, как она мечтала всегда. Но скорее всего виною тому маленькие цветные таблетки, которые полчаса назад путешествовали с одного языка на другой. Они все семья здесь, кажется, и каждому хочется делиться друг с другом этим бесконечным всепоглощающим счастьем. Плевать, что две трети присутствующих здесь ей не знакомы даже, они все равно все связаны, как-то духовно, что ли. МДМА всегда были ее любимым развлечением.

Телефон с десятком пропущенных и парой десятков непрослушанных голосовых валяется в сумке, возможно не в Златиной, но ей так все равно. Ее целует кто-то, она целует кого-то. Сплетения тел, языков, запахов заставляют ее чувствовать себя невероятно живой. Какое дело ей до тех, кто пытается связаться с нею через бездушный гаджет, когда все тепло – оно здесь вот. Она возможно мечтала бы о Питере так, как мечтает добрая часть окружающих ее. С его невообразимой архитектурой, душевными коммуналками и трехметровыми потолками. С его дождем, влагой и ветрами, пронизывающими даже кости насквозь. С его безудержными тусовками, пьяными и веселыми лицами, отсутствием любых запретов в голове и не в голове. Мечтала бы, если бы не успела там пожить. Там, и много где еще. Ее впечатлений о разных местах хватило бы на несколько суток рассказов, но зачем оно все, если каждый раз она начинает с чистого листа. Новый город, новая история, новые люди, новое все. Неизменным остается лишь имя, ее имя, к которому она так прикипела. Злата думает, что оно у нее было всегда, она просто не знала раньше, как не знала раньше еще много всего о себе и об этом большом необъятном мире. Ее имя и Ваня, который всегда просто Ваня, и больше она его никаким помнить не желает. Он переходит с нею от страницы к странице, от главы к главе, но все, что было до, остается там. К тому же, если бы не он, где бы была она сейчас. Уж точно не здесь, не среди этих прекрасных людей. Где бы был он, если бы не она – это вообще отдельная тема. Он не любит ее обсуждать, Злата – любит.

С тех пор, как у нее появились ноги, она уходила от него сотни раз, и столько же возвращалась обратно, жалея. Ей нравится думать, что без нее он пропадет, ведь наверняка пропадет. Она его ангел-хранитель, и пусть крылья ее теперь эфемерны, этого достаточно для того, чтобы сберечь его. Для себя или для чего-то большего – это неважно. Важно, чтобы он просто был, и она об этом знала. Сейчас она знает, хоть и не думает о нем за последние сутки ни разу, и это дает ей силы побыть собой, побыть для себя, ведь слишком долго она была для него.

Злата проходит на кухню чьей-то большой квартиры, продираясь через завесу дыма. Наливает себе шампанского в кружку с чайными разводами, берет со стола яблоко – не молодильное, а пластиково-безвкусное из ближайшей Пятерочки, она их ненавидит, но ничего не может с собой поделать – обтирает его о юбку длиною по самое не балуй («Злат, а че вообще не без?» – закатил бы глаза сейчас Ваня), кусает. В эту минуту оно – самое вкусное в ее жизни. Все нервы, все струны ее души оголены на максимум. Ей не больно, ей безумно приятно. В тысячи раз сильнее ее ощущения, разве может быть такое на трезвую? Злата не любит быть трезвой. Допивает залпом, огрызок бросает в мусорное ведро, возвращается. Садится на чьи-то колени бесстыдно, потому что стыд – это социальный конструкт, а конструкты – единственное, что ей претит в социальности этой. Если бы у слова «социальный» в словаре была иллюстрация, ею точно стала бы Златина фотка.

Из чужих объятий ее грубо выдергивают сильные руки. Еще не обернувшись она чувствует на себе хмурый взгляд. Оборачивается таки, тянет губы в счастливой улыбке.

— Вааааань, а ты чего здесь? – не строит из себя дурочку, действительно не понимает, как он сюда затесался. Ему не нравится, как она растягивает слова, но она над собою не властна. Ни над языком своим, ни над действиями, ни над мыслями даже. Она полностью отдалась эйфории и возвращаться из этого состояния абсолютно не хочется. Руки ее обвивают его шею. Она как будто бы даже рада, наверное, видеть его. Она вообще всему сейчас рада. Жесткая ткань рубашки приятно царапает хожу, Злата вдыхает судорожно, прижимается к груди его на секунду, и делает шаг назад. Обухом по голове приходит понимание: он ее сейчас заберет.

— Не пойду никуда, – бурчит, забивается в угол дивана, обхватывая колени руками. Так по-детски. Детства у нее никогда не было, поэтому расхлебывать сейчас приходится обоим. Инфантильные, не способные стать друг для друга ни матерью, ни отцом.

0

8

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p51317

howard link
[псина рувелье; член отряда "воронов"; ныне — почти предатель]

https://i.imgur.com/2tdg9RF.png
[original]

[indent] » d.gray-man

линк — то, чего недостает аленну; линк — защита и опора аллена, потому что без него он бы не смог ничего сделать; аллен думает, что линк — железный, что у него нет сострадания, нет ни-че-го, и у аллена к линку растет неприязнь — неужели можно вот так? он не знает, но тимкампи льнет к нему, улетает на чужое плечо или макушку и алые глаза смотрят на аллена так, словно он — угроза всему. линк, конечно же, готов защищать все это до последнего своего вздоха, готов следовать приказам рувелье, пока не разочаровывается, но

когда аллен теряет мариана — линк поджимает губы. когда аллена признают чертовым изменником — линк первый, кто отказывается его убивать. внутри линка теплится что-то, и аллен до сих пор не может понять что. но каждый раз, когда их взгляды пересекаются — аллен отводит взгляд, потому что ной внутри говорит убей его, а чиста сила просит не делай этого. и аллену каждый раз сложнее.


я знаю, что его вряд ли кто возьмет, но мы тут решили, что наш каст — сборище клоунов, а потому мы хотим, чтобы ты к нам пришел. ведь к кому, как не к тебе канда будет ревновать? ладно, шучу. на самом деле, я очень и очень сильно люблю тебя, псина ты рувелье. пожалуй, ты один из немногих не-мудаков, кто остался со мной. действуешь ли ты по приказу, сам ли захотел — не важно. приходи, псина, обещаю погладить между ушек и покормить стеклом. а еще мы тут (не)много ломает канон в сторону того, что апокриф охотится за алленом, так как он — носитель сердца

пример поста;

панталоне знает — ему нужно чувствовать себя нормально, ему необходимо чувствовать себя почти что особенным перед тем, как он закрывает и открывает глаза. панталоне знает — здесь, сейчас, он едва ли не единственный предвестник без глаза бога, без порчи. он не отмечен богами, которые словно бы издеваются над ним — говорят, что он не достиг того, чего достигли многие другие и у богача сжимаются пальцы в кулаки — до боли, до крови под ногтями, когда они впиваются в собственные ладони сильнее.

панталоне хочет быть если не особенным, то иметь силу. сейчас все, на что он может полагаться — что его не убьют в подворотне; что у него есть навыки боя; что он слишком важная фигура, ведь он управляет деньгами, но он устает от этого. и когда он приходит к дотторе — он не говорит больше о том, что ему что-то нужно. когда он приходит к дотторе — они трахаются, они спят вместе, они говорят обо всем, кроме глаза бога или порчи.

но панталоне думает — если я сделаю больше, я обязательно его получу; но все выходит совсем не так и он зажмуривает глаза, потому что ничего в жизни не идет так, как хотелось бы только тебе. и он это знает — знает, как пахнет бедность, как пахнут стоки и какого это — быть без денег там, где деньги ценятся больше всего. но именно сейчас он понимает слишком четко — он добился многого, но, видимо, недостаточно. и, кажется, так думает не только он.

когда панталоне открывает глаза — перед ним нет больше высокого потолка и удобной постели, перед ним только люди в масках, которых он никогда раньше не видел. лица без улыбок, которые не говорят с ним, которые ничего ему не объясняют и не собираются — он дергает руками, но они оказываются прикованными. ему никто ничего не говорит и он лишь краем уха слышит разговоры о том, что царица, видимо, не слишком уж сильно его жалует, раз дала такой приказ. и внутри все замирает. ему хочется вырваться, хочется спросить какого черта, но он остается обездвижен.

а потом мир вращается и он понимает — то, к чему он оказывается прикован, укладывают в горизонтальную поверхность и ему что-то колят. что? он не знает, но тело бросает в жар. не такой, какой он испытывает с дотторе — совершенно другой. нездоровый. и сердце начинает кровь качать слишком быстро для того, чтобы это было правдой; а потом он чувствует боль. ни с чем не сравнимую боль, от которой выламывает позвоночник, от которой, кажется, он может сломать себе несколько костей и ему в рот запихивают что-то — видимо, чтобы не откусил свой язык, а потом

панталоне впервые позволяет себе кричать, ощущая как что-то холодное сжимает его сердце и желудок; панталоне кричит, потому что только так он может держать себя в сознании. панталоне кричит и ничего не видит перед собой — ни людей, что двигаются как тени, ни того, что они шевелят губами. кажется, они почти что все на одно лицо, но ему все равно. панталоне просто позволяет себе упасть во мрак.

а потом это становится почти рутиной — его приводят в сознание, проверяют жив он или нет, и снова все по новой. кровь, боль, слезы, пот. его волосы давно сбились и теперь прилипают ко всему. его тело исколото иголками, челюсть сводит от того, как сильно он вцепляется в эту чертову штуку между зубов и все, что панталоне слышит:

— неудача. пробуем еще раз.

и, кажется, только на границе перед тем, как потерять сознание окончательно, он видит знакомую фигуру дотторе.

0

9

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p53165

matthias helvar
[дрюскель, член банды воронов]

https://forumupload.ru/uploads/001b/4b/a6/4/737001.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/4b/a6/4/773563.gif
[calahan skogman]

[indent] » the grishaverse
– Знакомство с тобой было настоящей катастрофой. Но я каждый день благодарю Джеля за эту катастрофу. Мне нужен был катаклизм, чтобы встряхнуться от жизни, которую я знал. Ты была землетрясением, обвалом в горах.
– Я нежный цветочек.
– Ты не цветочек, ты каждое соцветие в лесу, распускающееся одновременно. Ты – цунами. Ты – панический приступ. Ты потрясаешь.

Я твое проклятье, Матиас. Как только я появилась в твоей жизни, у тебя начались проблемы. Кто бы мог подумать, что корабль пойдет ко дну, а ты решишь спасти нахальную сердцебитку, которую вообще следовало бы отдать под суд. Но оказалось, что только так, только вдвоем мы справимся с угрозой нашей жизни. Сколько раз ты мог бы от меня избавиться по пути, ты считал? И сколько раз ты протягивал мне свою руку? Помнишь ты тот домик посреди ледяных степей и то, какими обнаженными были мои плечи, руки и ноги? Я помню все, и то, как стойко ты держался, не поддаваясь на все мои провокации.
А потом я тебя предала. Я не хотела этого, но никакой друге идеи в тот момент в мою голову не пришло, чтобы тебя спасти. Я понимала, на что обрекаю тебя, может быть именно поэтому я никогда не злилась на твои попытки меня придушить при нашей следующей встрече. Хотя мне и было больно, в том числе от твоего желания вернуться во Фьерду. Но я обещала тебе свободу и шанс вернуться домой, так почему ты им не воспользовался, Матиас? Влюбился? Бывает и так, что палач влюбляется в свою жертву и становится самым верным защитником. Это о нас, Матиас. Ты мой щит, ты тот, кому я верю, с кем бы я хотела провести остаток жизни. Ты терпел мою паремную горячку, в которой я была к тебе несправедлива, ты был готов вернуться со мной в Равку.
А потом погиб. И никакие мои способности были не в состоянии тебя вернуть. Скажи мне, Матиас, твой голос в моей голове, это выдумка? И ты правда думаешь, что я оставлю тебя в объятиях Джеля? Нет, мой дорогой дрюскель, я верну тебя. Потому, что имею на то права. Потому, что слишком кратким было время, отведенное нам, и я не хочу оставаться одна. Так что не располагайся на том свете надолго, Матиас, все равно придется все бросить.


Не хочу Ханну, не хочу корону Фьерды, хочу вернуть Матиаса и у меня есть план. Поэтому приходите. У меня есть безумные идеи, есть идеи попроще, но все они предусматривают наше воссоединение, не без стеклышка, но разве это повод отказываться от будущего?

пример поста;

От Жениной улыбки, от ее объятий становится теплее. А еще Нина подсознательно ждет, что ее начнут отговаривать. И ей снова придется отстаивать свое решение, а она устала, она не хочет. Потому, что все ее аргументы сводятся к одному – «что вы знаете об утрате и есть ли жизнь после любви?». На этот вопрос не многие ответили. И слава всем святым, Нина бы ни за что и никогда никому не пожелала бы столкнуться с тем, как умирает та часть сердца, что навеки была отдана любимому. Это ужасное чувство, особенно, когда ты все еще живешь, а не умираешь следом. Словно в тебе, медленно, клетка за клеткой, отмирают все лучшие и прекрасные чувства, а ты уже и ничего сделать не можешь.
Меньше всего Нине хочется спрашивать Женю, как бы она пережила смерть своего мужа, и как же хорошо, что Сафина не пытается отговорить Нину с порога. Это словно дает шанс на то, что ни словом, ни мыслью они не будут рисовать картину ужасающей по своей силе боли, которая могла бы достаться Жене. Она, конечно, стойкая, она сильная, сильнее, чем Нина, но все равно, даже думать не стоит о том, что с Давидом что-то случится. Смерть никогда не была для Нины чем-то таким, чем-то священным – она могла как убить, так и дать жизнь, а потому никогда не играла этими вещами, не бравировала и не шантажировала, но и без трепета относилась к подобным чувствам. И все же, лишний раз упоминать ее всуе кажется богопротивным.
— Надеюсь, тебе никогда не придется меня понять в полном смысле этого чувства, Женя, — шепчет Нина в плечо портной, наставницы, члена Триумвирата, женщины, ставшей для многих символом того, как можно пасть, а потом встать и стоять, не сгорбившись перед жестокостью.
Нина устраивается на стуле, поднимает глаза на Женю, позволяет ей изучить объект, который следует изменить. Краем глаза отмечает все то, что может пригодиться ей, все, что лежит на рабочих столах Жени в избытке и щедрости, что станет основой для новой Нины.
Нет. Не Нины. У фьерданки будет другое имя, которое она все еще не придумала. И будет другая история, которое тоже следует еще подумать. Ведь изменить следует не только внешность, изменить следует себя, чтобы никто, ни на одну секунду, не усомнился, что перед ним стоит истинная фьерданка, иначе она опять поговорит на собственной глупости, и в этот раз на ее пути уж точно не попадется никакой дрюскель, чтобы случайно спасти ее.
Да и она больше не хочет ничего подобного.
— Да, Уайлен. Но это было под дозой парема, с тех пор я ничего не могу, я даже себя не могу ни капли подправить. Мои способности изменились, и я до сих пор только учусь их контролировать.
Раньше она властвовала над живым.
Теперь над мертвым.
И даже не знает, пугает ли ее это. Кажется, Нина привыкла к этому. Кажется, она даже смирилась с этим. В конце концов, это просто жизнь со своими сюрпризами, и это плата за парем, даром пока Нина никак не может назвать новые способности. Иногда она радуется переменам. Чаще пока скучает по тому, что было. Все слишком сложно, и свое место заново трудно отыскать, если не понимаешь, кто ты теперь.
— Я заставила тебя похлопотать, правда? – Немного гордости в голосе трудно скрыть, да и Зеник не пытается, воистину Уайлен был ее маленьким шедевром. Эх, как они там с Джеспером? Вместе? А Каз? А Инеж? Мысли вяло тянутся к городу в серебряных нитях дождя – в Кеттердаме и другая погода бывала, но память почему-то хранит образы моросящего дождя, косыми лучами разрезающие картину нескольких мазков безымянного художника.
Нина чуть скашивает глаза, смотрит на собственное отражение, перемены пока незначительные, но уже заметные глазу. Она жалеет, что приходится расставаться с привычным зеркальным отражением, но удовлетворенно хмыкает, давая понять, что они выбрали правильное направление. Снова поднимает взгляд пока еще зеленых глаз на Женю. И замирает от вопроса. Приоткрывает губы в нерешительности, то ли попросить не затрагивать эту тему, то ли позволить запертым в сердце воспоминания сегодня совершить прогулку хороводом вокруг, они ведь имеют на то свое право.
Она тянет с ответом, решает собственную дилемму. Выдыхает с некоторой неохотой, сжимает пальцами ткань юбки, а потом решается:
— Да. – И голос звучит твердо. – Он был достоин многого. Лучшего. Он был достоин прожить долгую и счастливую жизнь с какой-нибудь милой фьерданкой, носить ей цветы и делать ей детей, а не погибнуть по глупости какой-то там Нины Зеник потому, что она не сумела все сделать вовремя и правильно. Я ошиблась задолго до того, как его забрала смерть. Ошиблась непоправимо.
Ей хочется привычно заплакать, но, наверное, все слезы закончились в ее теле. Сейчас Нина не чувствует никакой влаги в глазах, их обжигает сухостью реальности. Ну, может, и хорошо, не будет усложнять работу Жене, а то поди-ка попробуй перекроить плачущую девчонку с распухшим носом.
— Я не знала, что такое любовь. До него не знала. Все, что было раньше, глупые увлечения. А он… он мое все. Даже сейчас. Даже там, на холодном столе в мастерской фабрикаторов. И всегда будет моим всем.

0

10

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p54284

jace herondale
[сумеречный охотник, первый парень на деревне, любитель макарон]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/714958.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/399918.png
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/75628.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/658563.gif
[oliver wiksater]

[indent] » shadowhunters
Иногда посылает нам "ангелов" жизнь. С человеческим ликом,
Не за тем, чтоб поднять в благоденствия высь, Дав успеха, и шика.
А затем, чтобы в сердце настроить струну
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] На любовь и на нежность,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] И закончить невыигрышную войну,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Обрести безмятежность.
[indent] У Джейса поцелованные солнцем золотистые кудри, да янтарем, сверкающим отлитые глаза с таким едким прищуром лисьего разбойника, что не сразу становится ясно, говорит он с тобой серьезно или же просто выводит из себя, а как известно, только юноша с незримыми ангельскими крыльями за спиной мог вывести из себя даже самого спокойного человека на всем белом свете. Храбрости ему не занимать, здесь бы точно убавить немного, чтобы лишний раз не прыгал в темнеющую бездну, потому что в один прекрасный день все может обернуться не так идеально, как он сам считает, и сердец, разбитых руками юноши, станет ещё больше. Наглости и высокомерия отсыпали в двойном размере, а уверенности в себе ещё больше. Джейс ведь всегда привык быть лучшим. Папа так учил. Папа поставил все на него. Как же огорчить отца? Нельзя. Ни в коем случае. Поэтому Джейс – лучший во всем. Он всегда прикроет спину Алека, он всегда подаст руку Изабель, прокатит на спине маленького Макса. Это его семья, его самое родное и сокровенное.
[indent]  [indent] А сам что?
[indent] Личность сложная для чужого понимания. С виду такой открытый, яркий, блестящий, как лучи слепящего солнца ранним утром воскресного дня, а на деле оказывается все куда глубже, стены с железными дверями, где на каждой висит титановый замок. Его не разрушить без особого умения, не проникнуть внутрь, не узнать, пока он сам того не пожелает. Джейс такой не от рождения, его этому научили. Его учили всему, что может понадобиться дальше – боевые искусства, языки, музыкальные инструменты, бесчисленное количество книг, и все то, что Валентин старался впихнуть в маленького мальчика за тот долгий, для взросления маленького мальчика, период времени, где в отце он души не чает. Именно поэтому так больно от осознания смерти самого родного человека, именно из-за этого в груди вспыхивает алое зарево жгучей ненависти к тем, кто его убил, именно после всего ярким алым цветком, распускается месть.
[indent]  [indent]  [indent] [- любовь разрушает]
[indent] Сколько раз эту сложную истину вдалбливали в совсем юную и такую невинную голову мальчика, раз за разом разрушая его самовозводящиеся стены внутренних границ души? Бесчисленное множество раз, вновь и вновь, доказывая, что любить нельзя. Жестокость, неописуемая, вязкая и холодная. Именно так описала бы Кларисса отношение Валентина к Джейсу, однако же, сколько бы не пытался сам отец убить в нем то сокровенное и искреннее – не вышло. План раскололся на тысячу прозрачных осколков старинной вазы, одной из немногих, стоявших в старом поместье Вейландов в ту пору. Любить ему Лайтвуды не запрещают, и даже фальшивая история с Клэри, которая ломает их двоих, но отчего-то не заставляет чувствовать что-то постыдное, словно они внутренне и без того все сами понимали.
[indent] А кто Джейс сам? Как его зовут? Джейс ли? Джонатан Кристофер? В какой-то момент он сам не знает. Тайна покрытая мраком с судьбой играет, поднося ему фамилии на золотом блюдце. Вейланд ли? Приемный Лайтвуд? Или может Моргенштерн? Нет. Правда умирает в предсмертном вдохе Инквизитора, которая лишь под конец жизнь поняла, насколько ошибалась, насколько же слепа была она, считая, что род Эрондейлов прервался навсегда.


[indent] Здравствуйте, доброго вечера, доброго утра, с новым годом, молодой человек. Знать канон книг - обязательно. Сериал можно даже не смотреть, сериальный Джейс это худшее разочарование человечества, поэтому видеть его я категорически отказываюсь, хоть режьте меня, хоть убивайте меня, хоть делайте что хотите. Хочется видеть активность, я не прошу в неделю выдавать по тридцать постов, но хотя бы пару раз в месяц точно. Все понимаю, очень терпеливая, очень добрая (СЛИШКОМ). Уходить по английски тоже не надо, это не красиво. Мы все тут люди взрослые, сказали, попрощались, пожелали друг другу любви. Мы милые, в общем-то, любим курить сюжет с одного неадекватного шага и ломать вселенные всякими хаосами. У вас куча идей без возможности реализоваться? Приходите к нам. С внешностью предлагаю подумать вместе, [давайте обойдемся без Шервуда]я честно столетие выбирала внешность, и пока лучше ничего не нашла - взгляд хитрого лиса, сущность льва, он на тебя смотрит и уже хочется дать по зубам или просто дать)) золотистые локоны, глаза янтарные я нарисую, и руны нарисую, я в фотошопе вроде как кудесница с: просто загуглите его и посмотрите, ну какова красота, а???

пример поста;

[indent] Затылок все ещё болит от удара, а ощущение плавного головокружение, которое тянет все тело на землю переходит уже все границы. Безусловно хочется просто лечь на пол и пролежать так часов двенадцать, чтобы никто не трогал, никто не звал, и ничего от нее не требовал.
Только вот одно желание перекрывается другим, тем самым жгучим и ненавистным, где её тонкие пальцы с обломанными ногтями вцепляются в морду предателя и расцарапывают её до мяса – другими методами борьбы, Кларисса, к сожалению, не владела, а сбить самодовольную рожу Верлока хотелось уж очень сильно.
[indent] Дрожь от увиденного в зале ещё не прошла, а гнев воцарившейся в сердце улечься не успел. Куда там. Ей бы быть такой же сильной как Джейс и невероятно ловкой как Изабель, тогда, быть может, справиться со странным парнем с чересчур выкрашенным в черные волосы получилось бы в сотню раз быстрее. Хотя. В глазах все ещё застыла картина, как брата, словно тряпичную куклу, легко и не прилагая особых усилий, отбрасывают в стену. Сколько силы в этом парне? От этого на плечах выступают темные синяки? Оттого, что он с ужасающей силой вцепился в нее?
[indent] По итогу у нее новый виток концертной деятельности прямо перед глазами, едва удерживаемая дрожь в плечах, мама перед носом, и отец, в каких-то паре шагов от нее.
Клэри угрюмо сверлит умиротворенное лицо матери взглядом, и пытается понять, как же так вышло… Ах да, там же никого не было, её так легко было украсть.
[indent] - Какой семьи? Ты хотя бы понимаешь значение этого слово? – устало цедит Клэри, практически не смотря на так называемого «отца», - Знаешь, прочитать в гугле понятие слова – ещё не значит правильно понять его, - теперь же она позволяет себе выпрямиться и очень гордо озарить своим ликом Валентина.
Он словно издевался, словно игрался с собственными детьми, устраивая подобное каждый раз. Правда сейчас Кларисса посчитала себя несчастными хомячком, исполняющим трюки раз за разом, когда ему скажут заветные слова. Что ей нужно сделать? Изрисовать маму рунами досмерти? Какими рунами? Это словно так просто сделать.
[indent] Руны приходили на ум совершенно внезапно, так, словно именно сейчас было то время, когда им стоило появиться у нее в голове. Но разве необходимая руна не могла прийти ещё раньше, чтобы Фрэй не изобретала велосипед, не кидалась в порталы, и не искала старинные кулинарные книги в поисках необходимого?
[indent] - Я просто поражаюсь, как можно быть таким… таким… ничего не чувствующим! Тебе ведь абсолютно плевать – на меня, на маму, на Джейса, - она не выдерживает выдает все, что в голове, отгоняя от нее очередную глупую попытку что-то исправить и сделать. У нее все равно не выйдет помочь маме, так к чему все эти попытки её заставить? Чтобы в очередной раз уколоть, разбить сердце, сделать ещё больнее?
[indent] - Мы для тебя средство достижения целей – все, какая разница что я умею? Я даже не была предметом эксперимента, я ведь получилась – с-л-у-ч-а-й-н-о, - тихо, совсем тихо произносит она, почти не думая опускаясь рядом с мамой, и проводя пальцами по бледной коже руки. Она словно стала ещё бледнее, это отчетливо заметно контрастом между кожей самой Клэри и её. Солнышко все-таки тронуло, отчего и веснушки повыскакивали везде, где только можно.
[indent] Здесь тихо, очень тихо. Едва странные скрипы за дверью, чьи-то шаги все там же, дыхание двух человек, и Джослин, которую совсем не слышно. Сколько раз Клэри представляла, что она больше не дышит? Сколько раз вскакивала в холодном поту на скомканных простынях?
Пять? Двенадцать? Сто пятьдесят?
Клэри смотрит на тонкие пальцы матери, которые в кой-то веки не испачканы краской, смотрит на тонкие линии едва проглядывающихся вен, смотрит внимательно, так плавно движется вверх, словно пытается в уме что-то нарисовать.
Только не выходит. Не так это работает, да и работает ли вообще? В древних рунах есть такая, что исцеляет от любого яда? От любого проклятия? Это звучит слишком прекрасно, но разве можно обладать такой информацией? Не в мире, в котором они живут. Такая руна станет причиной многих бедствий, конфликтов и войн. Но может стоит? Стоит взять стило и попробовать? Ради мамы… и ради попытки сбежать, Клэри бы только заполучить стило и все.
[indent] - И как ты себе это представляешь? Я сейчас изрисую её, и она пробудится, словно принцесса? – сама не верит, точнее не хочет в это верить, потому что сразу же становится досадно, дома она даже не пыталась, точнее боялась причинить куда больший вред. Руны работали непонятно – мысли одни, но эффекты настолько отличающиеся от желания.. А если у мамы будет шок? Или зелье, под которым она находится имеет настолько сильный эффект, что не потерпит никакого вмешательства, - Это опасно, я могу навредить, а твои эксперименты не стоят того, чтобы жертвовать жизнью мамы, - Клэри выпрямляется, поднимается на ноги и встает прямо перед ней спиной, словно закрывая её от всех зол этого мира.

0

11

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p48227

discovery!Spock
[офицер по науке]

https://64.media.tumblr.com/cee39840e8bdccf8e7a99fefb13bc9bc/cbdf517685a87245-a0/s540x810/8d4c8c3a03987e7c119abe03498e98b91610d0bf.gifv
[ethan peck]

[indent] » star trek universe

— Хотите кофе, Спок?
— Я не пью кофе, только чай.
— Хотите чаю?
— Нет. Благодарю, капитан.
— ????

Кристофер видит в Споке — мальчишку. Он закладывает, по флотской привычке, руки за спину, расправляет плечи, слушает, как никогда не дрожит его ровный голос. Он думает: “Со Споком будет сложно,” — и не обманывается.
Со Споком сложно, это задачка под звездочкой, только для слишком умных и упрямых. Со Споком сложно, и у Кристофера разливается тепло под ребрами, когда Спок неловко, непривычно улыбается. Когда приходит на их совместные с командой ужины. Когда не понимает нюансов, или, наоборот, понимает слишком много. Когда пытается шутить (это выходит чудовищно), когда шутит совершенно случайно (это выходит до того блестяще смешно, что Кристофер раз за разом роняет свое строгое капитанское лицо, хохоча во все легкие).

Кристофер видит в Споке — мальчишку. И ему все хочется протянуть ему руку: тихо, сынок, тихо, здесь, на “Энтерпрайз”, ты не будешь один. Я понимаю, что тебе самому сложно с собой, но мы все научим тебя справляться.

Кристофер видит в Споке — мальчишку, но он знает, что вселенная может опереться на его спокойную строгую руку. Отменить парочку войн и катастроф, просто заглянув в его внимательные глаза и согласившись с логикой его доводов.


Тебя чудовищно не хватает в команде, лейтенант Спок. Мы тут все еще не вляпались в понятие контактного телепата, не совершили, относительно тебя, всех человеческих глупостей, которые мы только можем придумать. Мы тут еще не привыкли к твоему: “Приемлимо”. И это абсолютно никуда не годится.

пример поста;

пост

0

12

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54#p28836

pierro
[лидер, предвестник, чёрное солнце (император) каэнри’ах]

https://c.tenor.com/gdywWT431lYAAAAM/genshin-impact-genshin.gif
[indent] » genshin impact
Огонь из Ада хлынул снова
Бескрайней демонов ордой
И сокрушить она готова
Людей вступивших с нею в бой

В последней схватке обреченных
Уже победа не важна
Все кто предстал пред бездной темной
Шепчут последние в жизни слова:

"Аве Император! Защити меня,
Через пламя битвы, я пройду свет веры сохраня.
Аве Император! Я чист перед тобой,
Уйми пламя боли и даруй душе покой."


МНЕ НУЖНО ПОНИМАЕШЬ КАК ТЫ НЕ ПОНИМАЕШЬ ЭТА ИСТОРИЯ ПУШКА БОМБА ДУРКА ЗАВОД? аааАААОООаааА. Недостаточно конструктивно? Ок, сделаю вид, что в Городе Свободы не деградировал, как и велено.
Отмечаю сразу: мы игнорируем часть канона, которая с ивента Дилюка и далее, т.к. уже начали играть своё. С другими участниками каста можете играть что угодно, единого cюжета нет (он есть только у делегации Каэнри'ах).

Нет, дело не в том, что ожидать от пацана 7-ми лет шпионажа и влияния на ключевую отрасль - это немного фантастика. У нас на эту тему ответ уже найден, весь лор неплохо прикрыт добротным подорожником. И про мать с фамилией Олберич, что мулаточка из Разлома, когда-то захваченного Империей, и про Глаз Порчи (вроде того, что был у Крепуса), и про всё-всё-всё. Правда, по моему канону мы почти 500 лет провели в Бездне, но тут тоже всё покроем-сделаем, будет красиво, НЕ ПЕРЕЖИВАЙ, Я УМНЫЙ, ВЕСЬ В ТЕБЯ. Уже придумал, где находятся уцелевшие остатки Империи, и в каких отношениях она со Снежной, и на каких правах, и что там осталось и аоаооа ГОСПОДИ ЕСЛИ ТЫ ПОНЯЛ, ЧТО Я ГОВОРЮ, ТО ТЫ УЖЕ ПОНИМАЕШЬ ОФИГЕННОСТЬ ЭТОГО ВСЕГО!

Ты тоже проклят. Не как я, ибо я чуть особенный, но как связанный с Древом Жизни (Имперский Род), потому у тебя есть сила как у Дайна, только "естественная" и юзаешь ты её немногим иначе (как скоро вы Древо сожжете-с?), а не искусственная. И вообще много чего есть. (включая сына спивающегося, НО ТО ПУСТЯКИ ПАП)
Здесь же можно такуууууууууууую драму, такоооое стеклище, что... ладно ок у меня просто трясутся руки и слюни текут, я не в кондиции. У меня есть, что рассказать и что предложить, может даже не в одной вариации.

Просто приходи, тащись, играй, и получишь одни из лучших постов в своей жизни я действительно смогу дать тебе это. И невероятно вкусную тему отцов-детей, долга, предательства и мести, как и трагедии целого народа (богов тоже ненавижу, если что, будем вместе рэп на эту тему зачитывать). Я обожаю отце-сынов, давай и ты тоже.

У у тут и Дайн, и Альбедо, и вся их шайка - не заскучаешь.

А для традиционной каноничной части обязан сказать, что тебя будут обожать и бояться прочие Предвестники, ссаться да ходить под себя вся Снежная, враги, Фатуи и оаоао HOW COOL IS THAT.

Я. СДОХ.
пример поста;

У тебя может быть какая угодно репутация, тебе могут сколько угодно доверять или не доверять, но когда информацию по факту доносят всё-таки именно тебе — это, наверное, и есть прагматичное определение того самого результативного обаяния. Детали не важны.

Следить за путешественником — это вообще-то не цель Кэйя; не изначально и до сих пор не. Просто временами эффективный метод, позволявший обходить пустые траты времени. Слежка также методами альтернативными и, как умудрялся проворачивать капитан, не своими глазами вовсе, почти добровольная, но... Суть не в том.

В Тейвате что-то намечалось. Происходить-то уже происходило, жизнь на месте никогда не стояла, но сейчас речь шла о чём-то серьёзном; масштабном; по-настоящему. Кэйя не брался судить, равносильно ли это тому_событию, связано ли с ним, являлось ли последствием или чем-то отдельным, однако что-то намечалось — точно знал. Вообще знал много, но теперь, когда слишком много не случайностей посыпались то тут, то там, это "знал много" приобретало настолько большое разнообразие смыслов, что хоть зубы стирай от попыток разобраться. Или от ужаса выводов, когда всё-таки удаётся разобраться.

Бард, архоны, путешественник, Шторм, происходящее в Ли Юэ, опять-таки, снова путешественник, опять архонты, везде чёртовы боги, везде что-то глобальное, везде такое... взаимосвязанное и дурное по сути. Разумеется, занимательно; разумеется, Кэйе нравилось; разумеется, он ради чего-то подобного может и жил. А всё-таки. Лиц на сцене слишком мало, а игра их едва ли была честной, ведя к последствиям сомнительным. И если против нечестной игры Олберич, в общем-то, ничего не имел и даже поощрял, ибо не скучно, то к остальному имелись вопросы. Особенно на фоне того, что впервые за долгие годы общая ситуация стала отдавать чем-то очень личным.

Конечно же, Джин в курсе. Путешественник был правда полезным, правда вносил интерес, правда представлял из себя что-то новое, не-случайностью вписанное в его мир, и, наверное, Кэйя был по-своему ему за это благодарен. Как стоило быть благодарным рыцарям Ордена. За то, к примеру, что их капитан щедро позаботился о том, чтобы они всё пропустили; и вернулись домой. Не по частям.

Конечно же, Джин в курсе, и это было хорошо и плохо одновременно. Олберич не слишком загонялся на эту тему, но ради какой-то формальности, что стала привычкой, словно бы нужным якорем, значение оно всё-таи имело. Вот только судя по тому, что та назначила капитану взять с собой "кого-то ещё" — ни черта не понимала, или понимала слишком мало, или понимала не так. Естественно. Потому что Кэйя, увы, понимал не всё, но достаточно, чтобы считать это глупым, непредусмотрительным и поспешным решением. И именно потому, единственно владеющий полученной информацией ака часть верхушки Ордена, совершенно случайно завёл рыцарей на полмили от предполагаемой точки наблюдения; случайно произошёл обвал, разделивший его и рыцарей; случайно самостоятельно оттуда не выбраться, пускай воздуха и хватило бы на несколько суток. Надо доложить, пускай подождут подмоги. Случайности случайны, а две вещи в них точны: никто не умрёт и мешать не будет также — никто.

Следить за путешественником — это вообще-то не цель Кэйя; но одно из средств, что на этот раз вкупе с прежним диалогом дало результат. Путешественник как минимум не соврал, неизменно не имея некоторых мотивов. А значит, дальше Кэйя сам. Тем более что по дороге ему попались монстры, зараженные до одурения, до скрипа зубов знакомыми мотивами. Теми, что прежде Кэйя, стоило попасть в принявший его дом, он встречал так редко, и те, что стали куда более частым явлением с появлением... Да, в общем-то, всего ранее озвученного: бард, путешественник, дракон. Хотя их самих капитан с Орденом Бездны, с Бездной, да даже с Фатуи — не связывал. У него имелись свои теории, куда менее простые, совсем не радужные и путавшие даже его самого. И то знакомое-забытое ощущение, что преследовало Олберича, когда он теперь приближался к месту, оставив рыцарей за "завалом", стоило только увидеть знакомый берет, видимый в ночи и при свете дня... То ощущение, что отдавалось неприятной, раздражавшей и беспокойной пульсацией в глазу, чего не ощущалось бы словно целую вечность; то ощущение, что Кэйя ненавидел, но наяву и в кошмарах не мог отделать от себя, словно оно какой-то едкой точкой застыло в нём и... То самое ощущение, что не давало сомневаться: что-то приближается. И кто-то более чем активно работает над этим. Не суть даже важно кто, а вот возможности... нет, способы воплощать эти возможности — впечатляли. От эстетики пагубности до ужаса перевёрнутого вверх дном мира, лишающего его себя.

Какое-то время Олберич выждал, отсчитывая что-то в голове беззвучными постукиваниями пальцев, а после и сам двинулся в пещеру: Венти непременно успел продвинуться на достаточное расстояние. И, раз пещера не обрушилась ни после нахождения в ней Итэра, ни сейчас, когда бард там, то мужчине также можно последовать примеру. Он готов чем угодно поклясться и сделать ставку на сколько угодно долгую трезвость, что там будет нечто, способное его удивить. Приятно или нет — понятие всегда относительное, как посмотреть. И если бы не то, чем прежде поделился путешественник, Кэйя быть может даже оказался бы выбит их колеи. Если бы перед тем, конечно, смог успешно оказаться не выбитым ловушками (одно удовольствие пробираться, хотя и надоедливо, если честно; упс, даже рухнул не с концами).

Про себя капитан даже присвистнул, уставив взгляд на статую и не отводя его до тех самых пор, пока внимание не привлёк Венти. Если честно, не казавшийся сейчас опасным. Это не самоуверенность Кэйя, просто... посмотрите на него. На его позу, на его на руки. Достаточно увидеть Венти лишь единожды в его "обычном" расположении, чтобы сходу уловить разницу.

Потому, когда взгляд морозного глаза оценил барда, вновь вернулся к статуе. Это правда выглядело серьёзно и даже дико, несмотря на личное отношение к проявлению божественного в мире. Некая грань и... технология? Магия? Что за чары? Подобных установок Кэйя не припоминал. Нет, кто это сделал — то что не первоочередное, даже то, зачем — не настолько важно, как гипотетическая вероятность того, что раз подобное провернули с одной статуей, то могут повторить это с другими. Со всеми другими. И тогда вся эти энергия... оу... оу-у-у. Всё-таки Венти выглядел очень погано, а скелеты внутри капитана назойливо вытанцовывали, желая раскрыться.
Ладно.

- Кэйа? – удивленно пробормотал Венти и осторожно опустил лук. – Что... что ты здесь делаешь?

Поднял руки, улыбаясь. Мол, я не вооружен, о, что вы, с оружием на тех, кто с миром, без паники.

— Заблудился в поисках головной боли, — чуть растянуто и едва играючи, в своей обычной манере выдал Кэйя, приближаясь и к Венти, и к этой штуке соответственно. Богатое же у кого-то воображение, однако; и завидные ресурсы на их воплощение. У его Ордена таких, если честно, едва ли нашлось бы, увы. — Похоже, удачно заблудился, — едва наклонив голову, когда взгляд наконец опустился на Венти так, чтобы застыть на нём. Где-то по краям радужки отражалось то подобие анти-света, что источала статуя.

— Что-то мне подсказывает, что это так не задумано? — изначально, разумеется. Впрочем, по тому, как сие прозвучало, можно было догадаться, что капитан вполне серьёзен в своих намерениях и вести себя будет соответственно.

— Что ты намерен с этим делать? — у Кэйи сотня вопросов, и он не знает, имелись ли ответы у Венти хоть на половину из них. Внешний вид барда не обнадёживал на веру в подобное ни на йоту, вот совсем нет, ну никак, и тем не менее... если объединить их все, то получится один вопрос, что и озвучил. Как хотите, так трактуйте. Тоже тактика.

Забавно: путешественник, бард, Бездна, скверна, Орден, может быть Фатуи. Всё то, за чем следил, что объединял и в чём копался Олберич, снова сошлось воедино, словно магнитом притягивалось. Что же, чёрт подери, должно было произойти? Одну катастрофу Кэйя уже видел. Если честно, второй — даже в половину от прежней — было бы здорово избежать. Крайне желательно. Критически необходимо. Спасибо, кэп.

0

13

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p52593

arlecchino
[Предвестница Фатуи | глава детского приюта | собирает сироток как Бэтмен ]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/293/443962.jpg
[prototype]

[indent] » genshin impact

Тяжелое детство, лишенное витаминов, игрушки, прибитые к полу, волосатые руки няни — все это Арлекино сожрала сполна. Богам все равно на жизни простых смертных и семья девочки стала всего лишь разменным материалом. Сиротская жизнь после сказки счастливых дней с мамой и папой кажется наказанием, но на самом деле проявление самого страшного греха: равнодушия.
Перспектив во взрослой жизни почти нет, желаний прожить светлую жизнь — тоже. Арлекино идет в Фатуи бороться с несправедливостью и служить Царице. Продирается сквозь звания, сложные карьерные тропы и служит, служит, служит. Жесткость и суровость въедаются в ее плоть и кровь, задания становятся жизнью, а во взгляде появляется все больше одержимости. Арлекино работает до тех пор, пока не оказывается среди лучших.
Чтобы не повторялись больше детские страдания — и чтобы принести пользу Царице — Арлекино открывает детский дом, куда забирает всех сирот и готовит их служению во имя великих целей Архонта. Чтобы не пришлось возвращаться на самое дно, не жалеет себя и рвется все выше. Как и все в Фатуи, Арлекино голодна. Но утолит ли она свой голод?


Об Арлекино известно не то, чтобы мало, но свободы для творчества достаточно, чтобы создать что-то свое. В заявке расписаны мои хеды, а это значит, что можно как их использовать, так и вообще вычеркнуть и расписать что-то свое.
С Синьорой же я хочу отношения в стиле «сучка ты крашена — вообще-то это мой натуральный цвет». Да, у нас достаточно много взаимодействий в силу того, что Арлекино поставляет солдат Фатуи в целом и шпионов в частности, на которых Синьора опирается в работе. И казалось бы, дружите, девочки, но…
Синьора относится к своим подчиненным весьма жестоко, что может злить Арлекино. К тому же, сладенькое местечко Восьмой предвестницы стало свободно и очень хочется его занять (смотрите квест «Особая гадальная бирка»)… Однако реплика на похоронах намекает, что помимо злости может быть что-то еще: понятие чести, скрытые теплые чувства — оставлю на ваш откуп. Синьора же какой-то своей частью положительно оценивает Арлекино из-за открытия приюта, но в остальном же воспринимает ее как и остальных. То есть, смотрит как-то недовольно, но в то же время грустно и недоуменно ну вы поняли
Словом, приглашаю на посраться и немножко в глубине души друг друга поуважать, но только это жуткая и страшная тайна, никому ни слова

пример поста;

[indent] Азула играет свою роль как по учебнику: смотрит пронзительным взглядом на того военачальника, которому дали слово, вежливо держит свои мнения о предложениях при себе, спрашивает разрешения у отца и брата перед критикой и не дергает ни единым мускулом в ответ на притворно-жалостливые выражения лиц.
[indent] Ей не надо уметь читать мысли, чтобы понять неширокий спектр эмоций этих стариков. Время Ее Высочества закончилось. Наследный принц занял свое законное место и теперь вторая дочь Хозяина может надеяться только на удачный брак. Какая досада для такой девушки, ведь она окончательно захватила Царство земли. Теперь ее ждет материнство и управление особняком, в котором поселят ее мужа, управителя вотчиной, министра, военачальника, далекого родственника, занявшего позицию при дворе другой страны.
[indent] От этого ей сводит скулы. Азула знает участь принцесс, но вместе с тем она знает свои таланты. Она носит при себе наточенные до болезненной остроты кинжалы, горит холодным белым огнем и режет словом сильнее, чем солдат любым оружием. В течение всей своей жизни она послушно выполняла приказы отца без каких-либо задержек, без причины на то, чтобы получить его неудовольствие. Она — сильный маг, хороший стратег, мастер манипуляций и знаток дворцовых игр. Такую не выбросят как кость первому попавшемуся политическому псу.
[indent] Но все-таки. Все-таки…
[indent] Эти взгляды скребут ее идеально отполированную броню, оставляя на ней следы от кошачьих когтей. Скребут ее кожу, на которой выступают мелкие капли крови. Заставляют зудеть пальцы от знакомого жара, что копится изнутри. Сводят мышцы лица маслом из сумок медиков, растертое перед тем, как сшит края глубокой раны.
[indent] Азулу хотят списать со счетов. Азуле собираются отказать в ее влиянии. Азулу готовятся задвинуть на второй план. И если она не хочет сжечь заживо на медленном огне каждого, кто строит такие планы, то она соврет в первую очередь самой себе.
[indent] В отличие от своего брата — его версии из далекого прошлого — она умеет держать себя в руках. Она играет свою роль по учебнику и выходит из зала совещаний спокойным шагом, словно ее пламя не рвется наружу. Азула не имеет права его выпустить, как и не имеет права на слабость, а потому лишь ждет того, когда настанет то самое время. Или когда она хотя бы доберется до своей спальни, чтобы изорвать черновики писем и приказов.
[indent] Азула не обращает внимания на торопящихся слух и ходящих в сборах придворных, пока не замечает знакомую фигуру у колонны. Зуко вышел из зала еще до нее, однако дойти до четырех безопасных — относительно — стен все равно не успел. Она хочет этому удивиться, но не находит в себе на это сил: пусть он и старший, но держать себя в руках, как полагается более взрослому, никогда не умел. Большой недостаток для будущего Хозяина Огня и большая помощь для тех, кто хочет использовать его в своих целях. Поэтому Азула не собирается жаловаться такому подарку.
[indent] - Переполняют эмоции от первого собрания? - спрашивает она. Ее тон выдает лишь часть той стали, которая обычно режет собеседников. Такой Азула бережет для Тай Ли, Мэй и тех, кого надо убедить в своей безобидности.
[indent] Теперь еще и для малыша Зузу. До чего же она докатилась?
[indent] - Не стоит их показывать здесь. Дворец небогат на тех, кто уважает чужую приватность. Идем. Ну же!
[indent] Их комнаты находятся в одном крыле. Отец решил, что его дети должны иметь близкие отношения. Отец ожидает, что каждый будет держать другого под контролем. Отец всего лишь чтит традиции, по которым дети королевских кровей всегда живут именно в этих комнатах, пока они не станут лордами и женами вельмож. Азула не думает о причинах: это никак не изменит ни их разрушенные связи, ни ее планы.
[indent] Она не оглядывается и не ждет реакции от Зуко. Он пойдет за ней хотя бы потому, что хочет знать ее коварный и жуткий замысел, которого не существует. У двери своих покоев Азула останавливается, открывая дверь и демонстративно отходя в сторону, чтобы пропустить драгоценного наследница внутрь и уже потом зайти самой. Хлопок за спиной в обставленной комнате звучит глухо.
[indent] - Садись, Зузу, не стой столбом. Я не кусаюсь, как ты уже успел убедиться. Даже напротив.
[indent] Она сама бесцеремонно падает на одно из кресел и перекидывает ногу на ногу. Пыльный сапог ложится на вышитую золотом ткань надутого пуфа.
[indent] - Ты хорошо проявил себя на собрании. Даже принес неплохие предложения. Отец будет доволен. Однако ты выглядишь так, словно хочешь сжечь весь дворец к чертям. В чем дело?

0

14

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p61050

captain jack harkness
[мошенник, убийца, бывший агент времени, глава торчвуд]

https://imgur.com/MvZR7am.gif https://imgur.com/SnWJPdm.gif https://imgur.com/ptU9a8u.gif
[john barrowman]

[indent] » doctor who [torchwood]

Джек — это красивая, обаятельная улыбка под тяжелой, военной шинелью; это искренний смех, неиссякаемая хаотичная энергия и потрясающее умение зажигать каждого рядом с собой. Даже когда все рухнет, ты будешь продолжать пробовать снова и снова; в тебе этого упрямства — горстями черпай. Ты уверенно движешься вперед, утягивая своих людей — вслед за собой; ты постоянно совершаешь одни и те же ошибки, потому что обладаешь какой-то неистовой, почти безумной верой в людей.

Джек — это одна яркая, мерцающая вспышка в небе; с каждым годом тебе все сложнее натягивать на себя обычную человечность, — сильные эмоции выгорают, потому что, в конечном счете, ты от них уже очень устал. Люди умирают, корабли разбиваются, вселенные сжимаются, а ты — остаешься на месте, потому что стал ошибкой всей этой безвоздушной среды. Торчвуд разрывает на части, и тебе приходится строить все заново, раз за разом, раз за разом. Люди не спрашивают тебя: эй, Джек, ты в порядке? — ты еще протянешь? Люди говорят только: черт возьми, сукин сын, да ты хренов бессмертный фрик, — как у тебя вышло, а?

А тебе вся эта блядская жизнь — уже давно где-то поперек глотки.


дополнительно: никакого секса, джек. (с) вообще, совсем, никогда (пусть это будет нашей фишкой, смекаешь?); будем считать, что искра-буря-пламя у нас мелькнуло, но красиво перешло в противостояние, а потом, чем черт не шутит, и в дружескую близость. мне хочется им чего-то чокнутого, отбитого, совершенно ненормального; дружбы, которая строилась бы на игре в догонялки, принципах — кто кого виртуознее обманет, кто кого быстрее достанет, кто кого догонит и опередит. в них обоих мало чего-то светлого и доброго; они оба пережили слишком много потерь, оба учились вертеться, подстраиваться под незнакомую среду, мимикрировать в новом времени, в новых вселенных; оба, в конечном итоге, зашли слишком далеко. джек — бессмертный, константа во времени; гейб — смертный, который умудрился уничтожить все свои отражения в других вселенных, устроив межпространственный коллапс. на деле, они оба — случайные ошибки; два смертельно уставших человека, которые, зачастую, понятия не имеют, что им вообще делать с собственной жизнью. так почему бы, как-нибудь, нам не пропустить по стаканчику друг за друга? ты будешь рассказывать мне, что все мулатки в постели любят надевать на тебя наручники, а я — как-нибудь украду у тебя твой манипулятор временной воронки; мы обязательно развяжем драку, когда встретимся в следующий раз (и не одну). но, черт возьми, джек, с кем тебе последний раз было также приятно изливать душу, как не со мной, а?

пример поста;

тут пост

0

15

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p68357

ryan sinclair
[путешественник во времени]

https://i.imgur.com/8q8Js8T.jpg https://i.imgur.com/P9ef6Dr.jpg https://i.imgur.com/XE8lkTC.jpg https://i.imgur.com/x7gwusf.jpg
[tosin cole]

[indent] » doctor who
arctic monkeys — this house is a circus
Он так уверен, что в этой жизни, в общем-то, никому особо не нужен, что живет с этой уверенностью до сих пор. Не жалуясь и не рассказывая об этом другим: ну такова жизнь, что здесь поделать, приходится работать с тем, что есть. Райан никто в своих глазах, болезнь это только усугубляет, бывают времена, когда он даже по лестнице нормально не может пройти. Никто никогда не осуждал его, он и сам себя не осуждает, окруженный облаком поддержки от бабушки и Грэма, имеющий друзей, способных поддержать в трудную минуту. Это, в общем-то, даже помогает: Синклер ввиду своего характера довольно открыт, он с легкостью заводит новые знакомства и, за неумением высказаться самостоятельно, слушает.

Мать умерла, отец бросил его на пороге бабушкиного дома. Райан головой может и осознает, почему все так произошло, но сердце голову не слушает, продолжает спрашивать "почему?" и все еще уверено, что это он во всем виноват. Ему тяжело принять Грэма в семью именно из-за этого, из-за мысли что он снова окажется лишним, из-за мысли, что его снова бросят. И требуется много времени (и много событий), чтобы он обрел в Грэме уверенность.

Найти свое место в жизни? Сложно, когда тебя мотает по разным временам и планетам. Понять, кто ты такой на самом деле? Эта опция кажется уже попроще. В ТАРДИС с очень инопланетной и очень далекой Доктором он сближается с Грэмом и Яз; в приключениях обретает уверенность, которой ему часто не хватало, и тот налет взрослеющей серьезности, который появляется у каждого, кто столкнулся с трудностями. В отличие от Яз, которая горит и живет этими путешествиями, он все чаще задумывается о том, хочет ли он проводить время и дальше так — болтаясь то там, то там. Все чаще задумывается, каково это, иметь отношение к чему-то куда большему, чем ты сам? Возможно, сейчас настало время искать свое место в жизни.


Все как обычно, Доктор, ТАРДИС и the Fam. Несмотря на такое дурашливое название, Доктор — ох, бесконечно далека от своих спутников. У нее часто не находится слов поддержки, поэтому они учатся этому сами. Райан — куда более эмпатичный, чем остальные, постепенно осознает, что с Доктором творится что-то не то, и с шоком понимает, что сам подходить к ней не то, чтобы боится, но... да, боится. Поэтому приходится делать это сплошной стеной, в компании Грэма и Яз. Возможно, ему нашлось бы, что сказать Доктору — в отличие от Доктора, которая всегда понятия не имеет, какие слова подобрать для своей the Fam (и поэтому раз за разом сбегает — от них, от разговора, от всего, угрожающего стать по-настоящему важным).

пример поста;

Это должно было стать веселым приключением. Интересным, ни к чему не обязывающим, даже больше прогулкой чем путешествием, если честно. Хотелось разрядиться и ни о чем не думать, показать Яз будущее, избегая войны с далеками и ту историю с телешоу, конечно. Просто будущее, с их летающими автомобилями, антропоморфными андроидами и путешествиями сквозь космос туда, куда не ступала нога человека. Что-то в этом роде. Что-то, где мне не придется сталкиваться со сложными проблемами и решать их в ущерб себе.
Конечно, этого было слишком много. Не стоило и надеяться. Может быть, именно поэтому я выжидаю, когда ТАРДИС останавливается, и не открываю дверь первой. Пускай Яз посмотрит, что там. Пускай вдохнет свежий воздух одной из земных колоний далеко в космосе и удивится, как же глубоко ее народ умудрился пролезть. Я закрываю глаза, и -
- Доктор? Тут ничего нет...
Ее голос обеспокоен, но она думает, что это старушка ТАРДИС опять занесла нас не туда. Любительница подурачиться. Ясмин понятия не имеет, что это может означать, что это означает, потому что я загривком чувствую, что что-то не то. И первое, что я ощущаю в связи с этим - усталость.
Это чувство преследует меня еще с Флюкса, со всего, что... со всего, что он под собой хранил. С Тектеюн, с часов, которые лежат глубоко в ТАРДИС, так глубоко, что я н найду их, если не захочу. А я не хочу. Но даже несмотря на это, все произошедшее давит невидимым грузом, и я чувствую себя бесконечно уставшим. Бесконечно - примерно столько, сколько длится моя настоящая жизнь.
- Что? Нет-нет-нет, не может быть! Мы точно попали куда надо, - я подскакиваю и подбегаю к Яз, чтобы удостовериться своими глазами, что действительно ничего, просто голый осколок камня, никакого терраформирования, никакого поселения. Ничего. - Не может быть. Она должна быть здесь! Что-то не так.
Что-то не так, и очень серьезно, и, кажется, это касается всего таймлайна и всей истории человеческой расы - я хватаю руку Яз, когда она пытается выйти, и затаскиваю обратно в консольную. Несколько прыжков назад во времени и пространстве под напуганные вопросы Ясмин и мои собственные суматошные ответы - ответы, призванные уменьшить ее панику, но с этим я, кажется, не справилась. Каждый раз за дверью - пустота, тишина. До тех пор, пока я не добираюсь до Земли, а там...
Там нас ждет неприятный сюрприз. Земля больше похожа на Модас, сплошь кибермены, и это выбивает из меня дух. Мы стоим на пороге ТАРДИС, растерянно вглядываясь в толпы марширующих киберменов, и я как будто знаю, откуда это взялось. Как будто еще не мозгом, но подсознанием понимаю, кто этому виной.
- Нам надо что-то с этим делать? Найти, откуда все это началось, устранить то, что помешало истории развиваться как надо, - неуверенно подает голос Ясмин, и я взмахиваю руками.
- Да. Надо. Именно этим я и занимаюсь. Надо найти точку расхождения, но Яз, тебе нельзя со мной идти. История затронула события до твоего рождения, а это значит, что ты можешь существовать только в пределах ТАРДИС. Ты - парадокс, но она защитит тебя, пока я со всем не разберусь.
- Я не оставлю тебя одну!
- Ты меня слышала? - меньшее, что мне сейчас нужно, это препирательства, но как же она упряма! Как и большинство из них, да, но голос разума все больше затеняется в ней... тем, о чем я не хочу думать. - Выйдешь за эти двери - и перестанешь существовать, выйдешь за эти двери - и я не смогу тебя найти! А если даже у меня получится все исправить, я и не буду тебя искать. Если ты меня не послушаешь.
Это жестоко, но это срабатывает. Яз замолкает и уходит вглубь ТАРДИС, оставляя меня наедине с консолью и колотящимися сердцами.
И, когда я нахожу виновника торжества, я ни капли не удивлена.
- Что ты натворил, - зло прошипела я, подходя к Мастеру. - Это была очередная попытка привлечь внимание? Думаешь, я не остановлю тебя?

0

16

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p68907

luke garroway
[бывший сумеречный охотник, владелец книжного магазина, член Совета]

https://64.media.tumblr.com/2e4195174a145e2bb6b18e8439d83977/tumblr_mxs7d7kELT1s3u5lno2_r1_250.gifv https://64.media.tumblr.com/8b35b103f877ec94d34f710088effa57/tumblr_mxs7d7kELT1s3u5lno5_250.gifv
[aidan turner]

[indent] » shadowhunters
[indent] Люку как-то не везет с самого детства: сначала мать удаляется в Железным сестрам, оставляя его на попечение старшей сестры Аматис, затем в Академии начинаются сложности. Люк отстает, Люк считает себя неудачником, Люк на грани отчисления. Люку показалось, что он вытащил счастливый билет в лице Валентина Моргенштерна, но он еще не понимал, чем ему платить придется.
[indent] Сначала пришлось подарить Валентину ту, в кого был влюблен. Затем встать бок о бок с Валентином в Круге. Когда именно Люк понял, что это все бедой обернется - да когда бы ни понял, все равно поздно было. Валентин всех переиграл, и Люка, не искушенного в интригах, в том числе. Он бы умер в том бою с оборотнями, умер бы, на мерзлой земле, если бы не Джослин, нашедшая его вовремя. Она тоже опоздала - их история сплошные опоздания - чтобы предупредить Люка, но успела, чтобы сохранить ему жизнь.
[indent] Люк потерял все. Всю свою жизнь. Он стал изгоем, ведь больше он не Сумеречный охотник. Он ненавидел Валентина, он даже Джослин ненавидел, у которой под сердцем новая жизнь была. Но больше всего он ненавидел себя.
[indent] Люк помог Джослин сбежать. Но оставаться рядом не рискнул, наведывался изредка, чтобы просто посмотреть на нее, побыть рядом с ее теплом, поддержать ее в новом мире - им обоим было не легко, но проблемы Джослин и ее маленькой дочери Люк всегда ставил вышел своих. Круг был распущен, Валентин не то погиб, не то исчез. Конклав говорил, что погиб, но ни Люк, ни Джослин в это не верили.
[indent] Годы спустя они в Нью-Йорке встретились. Джослин тут задержалась на долгие годы, и теперь Люк мог смотреть, как растет Клэри, мог быть опорой и другой Джослин, хотя другом быть не хотел. Но даже в мире примитивных Гэрроуэй не забывал, что он инфицирован, он оборотень, и он проблемы для Джослин и ее дочери.
[indent] Многое меняет воскрешение Валентина, возвращение Валентина. Многое, да практически все. Люку приходится воевать против Валентина в надежде победить, а не погибнуть. Осталось только спящую красавицу поцеловать, но в их случае - дождаться, когда Джослин оклемается, чтобы решить сложные вопросы непростых взаимоотношений.


Сериалу нет, как минимум в образе Люка. Книгам да, в общем-то практически во всем.
Тернер прекрасен, но могу обменять его на Айзека.
Играем много, со вкусом, большими постами, мелкопостами, иногда спидпостом, но не обязательно.
Иногда ломаем канон. Иногда основательно. Иногда не очень.
Люблю, целую, жду, мы не страшные, мы просто немного не в себе, но таковы все нефилимы.

пример поста;

[indent] Когда на протяжении долгих пятнадцати лет ты пытаешься спрятаться от прошлой жизни, а еще лучше - спрятать от нее дочь, ты привыкаешь к этому. И почти веришь в то, что все удалось.
[indent] Джослин ведь поверила. Позволила себе расслабиться. Не проследить. Не обновить заклинание. Нужно было не ждать предельной даты, нужно было действовать на упреждение. Вот только приходится признать, что невозможно убежать от того, кем ты была когда-то, невозможно украсть что-то у прошлого, оно обязательно придет требовать свои проценты. И теперь им с Клэри придется отдавать за все те годы, что удалось прожить в дали от Идриса и проблем нефилимов.
[indent] Зато была другая проблема. Какая-то дыра, из которой предстояло выбраться. Комната с заколоченными окнами, из которой не выйти, как минимум, без стило, а его у Джослин не было. Как не было и плана, что делать и как сбежать от Валентина. Тот, словно, кошмар из пепла восстает, и стоит перед ней, требуя... да что там от нее можно требовать? Снова сойтись в семейную жизнь, давно раздавленную всей реальностью? Валентин сам уничтожил все, что у них было, он переплавил любовь Джослин в страх перед ним, и отправная точка полета в никуда все еще слишком отчетливо виделась ей.
[indent] Сидеть на месте Джослин не может. Она срывается в осмотр комнаты в надежду найти лазейку к свободе. Пристальный взгляд дочери ощущает спиной, прекрасно понимая, что сейчас та потребует от нее ответов. А потом бросает ровным голосом:
[indent] - Давай ты утроишь свои подростковый бунт с нежеланием слушать мать позже.
[indent] В словах явно слышен упрек, что Клэри уже поиграла в юную бунтовщицу, а вот если бы слушала мать...
[indent] То, что мать и сама дров наломала с пять поленниц, это, конечно, не должно волновать Клэри на фоне авторитета Джослин. Она не родилась такой жесткой и неуступчивой, она была когда-то другой. Но оказавшись в мире примитивных, была вынуждена действовать совсем иными методами. Должна была воспитывать дочь так, чтобы сохранить ее, должна была лгать ей относительно ее отца, должна была посадить Клэри в кокон из мягкой веры в то, что все это правильно. И не важно, чем Джослин сама жертвовала в процессе. О жертвах ей говорил взгляд Люка, оставшегося рядом, но так и не допущенного к уютному счастью теплых объятий. Долгое объяснение, что проблема не в том, что он оборотень, дало скомканный результат. Люк же остался рядом, но был каким-то визуальным укором собственной неприступности Джослин. Ради чего? Ну вот ради дочери, видимо.
[indent] - Если это не план побега, то все слова можешь пока оставить при себе.
[indent] Джослин примерно представляет, что ей скажет Клэри. Но у нее тоже есть, что сказать. Вот только воспитывать сейчас дочь не самое подходящее место, хотя у нее есть вопросы к логическим процессам в ее голове - какого дьявола она решила попасться Валентину? Желание познакомиться с отцом? Нет, это немыслимо. Она ведь должна была доверять матери, невзирая ни на что, и если та ее прятала, значит не просто так. Почему они вообще здесь? Джослин выпила зелье в надежде, что отключится на долго, и Валентин не добьется от нее того, что ищет. А Клэри вот, Клэри тут, и все пошло совсем не по плану. Сейчас бы сюда Люка. Стало бы, наверное, проще дышать. Он всегда уравновешивал Джослин и Клэри, хотя первая не раз напоминала ему, что Клэри не его дочь. Тогда в глазах старого друга боли становилось в разы больше, наводя Джослин на мысль, что ей следовало обращать внимания на детали. Что ее любовь к Валентину была настолько слепа, что она ни во что не ставила чувства Люка, списав все на его желание с ней дружить, на их детство по соседству.
[indent] Как глупо. Но что уж там, вряд ли им суждено сохранить в своих отношениях хоть что-то.
[indent] Нет. Хорошо, что Люка здесь нет. Он бы стоял рядом с Клэри, говоря, что просил рассказать ей правду, ибо ложь ни к чему хорошему не приведет. Взять хотя бы Валентина. Он всем лгал. И что со всеми ними случилось?

0

17

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=84856#p84856

clark kent
[супермен]

https://i.imgur.com/Hk8qaYT.gif
[henry cavill or original]

[indent] » dc comics
в честь того, что генри кавилл вернулся к роли супермена, не могу не написать эту заявку. может быть, она сделает диси грэйт эгейн? бэтмен есть, чудо-женщина есть, но 99% силы лиги справедливости потерялась в космосе, когда срочно нужна тут.
я не буду расписывать супермена только ради того, чтоб было многобукв, потому как тут вообще все очевидно. все важное будет ниже.


это не обязательно заявка в пару, но я был бы рад. пусть кларк хотя бы просто будет, а я буду тихонечко любоваться. сюжетов у меня полная пещера на любой вкус и цвет. вообще хотелось бы что-то в антураже снайдерверса, но и с комиксами я хорошо знаком, так что могу и в ту сторону поиграть. пристрастий к какому-то особенному оформлению тексов не имеется, подстроюсь под твой. но мне хотелось бы обения вне игры, это вдохновляет и сближает. приходи.

пример поста;

пустая могила - это давно уже не то, что может удивить брюса.
пустая могила скорее признак того, что в будущем случится нечто неприятное, но никак не причина для шокированного недоумения, с которым марта кент врывается в его ночь телефонным звонком. но ее можно понять - она мать, а не держащий в страхе целый город мужик в костюме летучей мыши, к которому так и липнут неприятности в виде воскресших близких.
[indent] [брюс не был против воскрешения тодда. и не то чтобы брюс был против воскрешения супермена. но исходя из прошлого опыта...]

он воскрес. совершенно точно. самостоятельно выбрался из могилы и пропал. брюсу оставалось только надеяться на то, что кларк кент не нашел какую-нибудь из ям лазаря и не принял ее за подходящее для купания место. судя по тому, сколько прошло времени после опустения могилы, это было маловероятно, но бэтмен готов к худшему.
когда брюс появился на кладбище, чтоб осмотреть могилу, он уже отставал на пару месяцев. марта кент была на могиле глубокой осенью, в день годовщины смерти сына, и могила была цела; брюс появился там в середине зимы и земля, вытолканная из глубины и завалившаяся внутрь, а никак не выкопанная третьим лицом, уже прибилась осадками и была скорее похожа на огромную кротовую горку. почему этого не заметили сразу? - брюс огляделся. могилы джозефа и кларка кента были в некотором отдалении от остальных и, вероятно, их редко кто навещал. марта давно уже жила в метрополисе, отказываясь принять помощь от уэйна и выкупить ферму. но это не остановило брюса от того, чтоб зарезервировать ее и держать для себя. на всякий случай.

бэтмен искал супермена почти три месяца. с самого момента воскрешения прошло не больше шести месяцев. ему не за что было зацепиться. возможно, кларк покинул планету давным-давно. возможно, его перехватил кто-то и держит в заточении. возможно, криптонец просто не хочет, чтоб его нашли. в последнее брюс не хотел верить: кларк кент не мог бы поступить так со своей матерью. она значила для него больше, чем собственная жизнь, - он непременно вышел бы с ней на связь.
хотя... с чего брюсу быть в этом уверенным? он вообще не знает этого кента. видел один раз на приеме у лютора, а после сталкивался лишь с суперменом. нет, он совершено не знает его, но отчего-то верит, что этот пришелец образчик всех благородных человеческих качеств.
[indent] [как может измениться мнение благодаря одному лишь жертвенному поступку, удивительно]

определенно, брюс хотел бы, чтоб супермен был жив. его вклад в лигу справедливости был бы неоценим. но эта тишина, нависшая неизвестностью над миром, уэйна напрягала. чем дольше от криптонца не было вестей, тем тревожнее брюсу виделось будущее. невольно в его утвержденный план кошмаров стал возвращаться позабытый. тот, где трудно дышится желтым воздухом. где бэтмен уже безжалостно убивает, чтобы противостоять супермену, которого что-то изменило. брюс думал, что лоис лейн - ключ к этой загадке, но даже рядом с ней не появлялся оживший кларк кент. теперь бэтмен ставил под сомнение важность журналистки. впрочем наблюдению, которое он установил за лейн, могли бы позавидовать самые именитые и публичные персоны мира.
и ничего. пустота. молчание. ноль.

он заметно расширил свои способы поиска. заметно расширил сеть. написал программу, которая искала хотя бы шестидесятипятипроцентное совпадение внешности по всем камерам наружного наблюдения. все видеозаписи, что как-то попадали в сеть, обрабатывались бэт-компьютером и нагрузка была такая, что даже он перегревался. бесконечный поток совпадений после приходилось просматривать лично, поэтому у брюса в принципе не стало свободного времени и лишнего часа сна. зато сам он стал злой как черт - любой из тех, кто попал за решетку благодаря бэтмену в последние месяцы, отмечал, что летучая мышь ожесточилась.
еще одна программа собирала информацию с новостей, в которых фигурировали помимо прочих слова «чудо», «необычное», «происшествие», «катастрофа», «спасение» - их брюс тоже просматривал лично. столько сил и времени он не выделял на поиски металюдей после смерти супермена, а зря. около пятнадцати подростков и взрослых, обладающих какой-то силой, были найдены и переданы в лигу на дальнейшую разработку.
но кларка не было. брюс щелкал тысячами терабайтов фото и видео, отставал от сбора данных на месяц, но не отпускал руки.
он должен был найти супермена. это вопрос принципа.
и он нашел.

это был коротенький ролик из инстаграма какой-то девушки, собравший около пятидесяти лайков. видео было паршивого качества, снятое в темном помещении. девушка снимала издалека и приближение давало еще более нечеткую картинку, но тем не менее поисковая программа уцепилась за лицо мужчины. «вы только посмотрите, какой красавчик работает в этом захолустье, девочки! если бы не мои предки, ждущие в машине, я бы уже прыгнула на него и уехала куда-нибудь на седьмое небо, а не в канаду!» - хихикающая аудиодорожка не заставила бэтмена улыбнуться ни разу за те пятнадцать просмотров, что он сделал, прежде чем решить проверить все лично.

видео было снято месяц назад. локация - у черта на рогах, в каком-то захудалом баре недалеко от канадской границы. совпадение с лицом кларка кента - на семьдесят семь процентов. но брюсу впервые за несколько недель показалось, что это действительно мог быть он. какой это уже случай по счету? восьмой? когда он срывается из готэма, ведомый долбаной надеждой, что в этот раз он действительно нашел.

- привет. не найдется кофе? - бар, забегаловка, придорожный отель - три в одном. по ту сторону стойки, между брюсом и бутылками выпивки сомнительного производства, стоит крупногабаритный мужчина лет тридцати пяти. брюс уже точно знает, что это кларк кент, хотя все называют бармена джоном. он живет недалеко отсюда один уже несколько месяцев. документов нет, есть только глаза, в которых никто не может найти повода сомневаться в этом человеке. ему верят - брюс понял это, изучив свою цель.
в этом месте он второй день. машина сломалась, а запчасть на эту дорогую громадину не так просто найти в глубинке, поэтому он ждет, почти весь день проводя за дальним столиком в компании ноутбука. то, что на его дисплее брюса интересует мало - все время он наблюдает за Джоном, делая это по-бэтменовски виртуозно незаметно.
несколько раз он ловит на себе взгляд джона, но в нем нет ни капли узнавания. это могло бы объяснить многие вещи. но лучше сначала поговорить с ним.
- надеюсь, он не такой паршивый, как матрас в моем номере, - ввязывает в разговор джона, прилагая все усилия, чтобы не выглядеть очень по-брюсовски: напряженно, сосредоточенно и равнодушно к окружающим. он мог бы улыбнуться, но слишком устал.

брюс охуеть как устал за эти месяцы, но все же он смог найти супермена.

0

18

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=89121#p89121

lucius malfoy II
[пожиратель смерти, венец коллекции профессора слизнорта, коллекционер темных артефактов, муж и отец года, сделавший неудачную ставку в мировом господстве]

https://i.imgur.com/IzvhFCH.gif
[otto seppalainen // eamon farren // cody fern (young) and jason isaacs or anyone else]

[indent] » rowling's wizarding world

to capture a predator you can't remain the prey
you have to become an equal in every way

было ли люциусу малфою так уж легко избавиться от кошмаров, в которых не трупы и кровь, но глаза чужие — цвета почти медового, со взглядом голодным? отречься от своего прошлого — все равно, что сущность свою располовинить, выгрызть темное, то немногое, что когда-то роднило с человеком, оказавшимся ближе отца родного — больше, чем любовники, но меньше, чем возлюбленные. взрастить чувства на чужой крови, удобряя их телами ничтожных людей — для антонина это все равно, что присыпать могучие корни горстью земли — все сотворенное ими не просто, а люциус умудряется выдрать из себя не только чувства, но кошмары о растерзанной в теле душе, о проведенных в забвении и удушающей тоске годах — воспоминания в нем не истлели, не истончились, их просто теперь для малфоя не существует и, черт подери его красивую мордашку, антонин им дьявольски гордится. они все еще ходят по замкнутому кругу, люциус шипит разозленной кошкой и драться пытается, долохов укротитель терпеливый и от когтей чужих да клыков ядовитых даже не уклоняется — знает, что заслужил, заставляя весь состав пожирателей лишь диву даваться, что малфой за свою наглость до сих пор в гроб не сыграл. антонину бы усмехнуться, да правда жалит похуже заклинаний аластора гребаного муди — даже сдери люциус с него кожу, долохов и слова не скажет, за мнимым спокойствием чувство вины пряча.

все начиналось так красиво и сказочно, когда в ярком свете свечей кружатся отражения в зеркалах в янтаре, а светские рауты представляют собой словесную перепалку — кто кого авторитетом быстрее придавит да за линию выступит — для юного люциуса малфоя антонин долохов становится другом нежданным, негаданным, с которым письмами перебрасывается лет с тринадцати, как и для многих наследников чистокровных семей, еще не знающих, что за человеческим лицом голодный зверь кроется. антонин, под неодобрительное ворчание абраксаса, в малфой-мэнор наведывается с завидной частотой, уча закрывать сознание от других, помогая совершенствовать будущие манипуляции и ложь, благополучно опуская такие качества, как честь и достоинство — совсем не то, чему стоило бы обучать наследника чистокровной семьи, но в нынешнем мире, в теперешней политической арене выживает лишь сильнейший. манерам мальчишку научат другие, как и привычке носить щегольские наряды, а иметь достаточно крепкую броню супротив чужих ядовитых клыков необходимо. всякая кость крошится, даже камни вода стачивает со временем — рухнули и барьеры люциуса, откликаясь на соблазны, которые сулила связь с князем долоховым. подростковый разум столь гибок и нежен — антонин эту конфету в свои когтистые лапы сцапал сразу же, нисколько не раздумывая, рискуя нарваться на гнев старого [ уже бывшего ] друга. от каждой последующей встречи, разворотившей затупившимся лезвием душу, у юного малфоя нервно руки потеют, а долохов ждет. антонин — прекрасный охотник и умеет загонять свою жертву в расставленные сети столь мастерски, что вот он — еще зеленый мальчишка, доверчиво льнущий к протянутой руке. и будь он проклят, если хоть раз пожалел о сделанном шаге навстречу.

то, что начиналось, как ученичество, продолжилось уже как интрижка (для долохова) и первые серьезные отношения (для люциуса). не за славой для рода и не за мнимыми ценностями пожирателей гнался малфой, а за человеком, которому всем сердцем желал стать равным — не срослось, обломилась тонкая веточка и потащила юнца на илистое дно черного озера — помолвка, к которой подталкивал не только отец, но и князь, первая ревность, первая ссора, первое убийство — антонин не может представить себе, насколько тяжело, больно было выгребать из этого дерьма, но люциус смог — долохов улыбается ему одними глазами, смотрит с гордостью — так, как никогда не смог бы абраксас. антонин знакомит с нужными людьми, дорожку перед малфоем золотыми слитками выкладывая, помогает строить будущее, в которым его — князя долохова — уже рядом не будет. люциус понимает это слишком поздно и обжигается: о внезапную смерть отца, об обязательства, о женитьбу и о реальность суровую, в которой британию лихорадит не по-детски. то, что начиналось, как юношеский максимализм, могло обернуться чудовищными последствиями для него и уже беременной нарциссы, если бы не перечеркнувший все хорошее долохов — антонин решает все сам, когда посылает предательское империо в спину отчаявшемуся малфою, когда вину чужую берет на себя, от тьмы азкабана спасая. князю терять уже нечего и жизнь не стоит ломаного гроша, а люциусу еще есть, за что бороться (за кого бороться). чужой расчет и вместе с тем абсолютная преданность оказываются хуже укуса ядовитой змеи. и даже благое намерение не отменит того, что удар был нанесен подло, в спину — то, чего люциус малфой своему наставнику не простит уже никогда.

///

so look in the mirror and tell me, who do you see?
is it still you? or is it me?

монета кружится в воздухе, бросает золотые отблески на деревянную поверхность стола, прежде чем падает на дно пустующего стакана. мужчина в отдалении скашивает на вошедшего взгляд, от знакомого силуэта ощутимо вздрагивая. «посмотрите, кого занесло в наши дебри» — ехидствует вшивая тварь-сивый, даже не подозревая, что в следующую секунду может лишиться пары зубов от небрежно пущенного заклинания. князю антонину долохову на воющую псину абсолютно насрать. а вот на лорда малфоя хер положить как-то не получается.


я хочу видеть здесь человека, готового хрустеть и ломать зубы об это стекло вместе со мной: люциус, как и его отец в прошлом, на долохове кактус сожрал и им же подавился — взаимоотношения, которые начались за здравие, окончились за упокой — здесь не стоит ждать хэппи энда и песен о великой любви — их история полна взаимного разрушения, полного крушения друг друга и грандиозного возрождения люциуса в новой эпохе, после падения лорда; антонин оказался, откровенно говоря, хуевым другом, любовью еще более дерьмовой, но хорошим наставником — он научил люциуса не просто приспосабливаться, он преподал малфою уроки выживания в экстремальных условиях, наградив своего ученика еще и возможностью сопротивляться заклятию империо; люциус смело шагал вперед за выбранным лидером, но долохов с этой ролью проебался, как и со всей своей жизнью — люциус заслуживает самого лучшего, заслуживает любви и верности, но антонин может дать лишь последнее
это нельзя назвать полноценным пейрингом, потому что ненависти со стороны малфоя (в зрелые годы), тут намешано гораздо больше, нежели любви, в конечном итоге, к возможному падению и раболепству перед темным лордом привел его именно антонин; эти отношения больные насквозь, тут впору откачивать друг друга после каждого поста, поэтому одна убедительная просьба — будьте достаточно стрессоустойчивыми, чтобы выдержать накал — будет тяжело, будет сложно, можете бить меня по лицу и орать о том, какая я сволочь мне в лс // телеграмм (опционально), но давайте оторвемся по полной программе, ведь страдать — это так весело
внешность не принципиальна, я не слишком большой фетешист на фейсы, но выбор свой прошу со мной все же согласовать (ибо как же тогда графику-то делать)

пример поста;

все мои стихи — угловатый крик,
что застрял внутри примитивных слов.
не хватает всех, ведь один твой смех
станет пищей для моих сладких снов.

в пабе до непривычного шумно — в висках стучит и антонин задумывается, что стоит все же почаще вылезать из той дыры, а еще чаще — взаимодействовать с миром не путем насилия и зеленых вспышек, не закапываясь в многочисленных отчетах их шпионов, заточая себя в четырех стенах.  малфой напротив на молчание собеседника глаза закатывает и долохов невольно цокает — годы идут, а этот мужчина совершенно не меняется. он бы находил в этом долю умиротворения — абраксас — единственное, что осталось от давно разрушенного прошлого, они встречаются в этом пабе из года в год, аккурат день в день, даже оказавшись втянутыми в гораздо большее, чем просто детские забавы. антонин курит за столом, глядя в окно, а рядом с ним словно и не человек — статный, замерзший, как статуя, постоянный в своих привязанностях потомок высших эльфов — раньше от чужой неземной красоты кружилась голова, ныне там, где было сердце, выжжена скорбь по давно ушедшему, ныне чужая безмятежность вызывает лишь глухое раздражение. и так легко представить, что происходит у абраксаса в голове — как статично перещелкиваются мысли подобно вспышкам фотоаппаратов, ловящими десятки кадров или же наоборот, подобно пленке все медленно проматывается к назначенной секунде. если лорд малфой — потомок высших эльфов, князь долохов — пресытившийся лев, отлично знающий, где под лапами земля топкая, зыбкая, а потому речь первым не заводит. за оконным витражом разливаются дождливые сумерки, от чего блики пламени в свечах кажутся маслянистыми, разбиваясь о поверхность деревянных столов, о бока пустующих стаканов. им приносят скотч — столь дешевый, столь дерьмовый, что даже во времена ушедшей юности они никогда не позволили бы себе пригубить нечто столько поганое. ныне их встречи сопровождает лишь эта убогая обстановка, да тишина в большинстве случаев, прерываемая лишь чужими разговорами. абраксасу тяжело отпустить прошлое, также, как и антонину, все еще слепо цеплявшемуся за несостоявшееся подобие счастья. малфой его стремлений больше не понимает, не разделяет, малфой его боится и долохов чувствует это, как гончая кровь во время охоты. они оба знают, что каждый из них хочет сказать, ведь все уж было произнесено давным давно — так почему из года в год, аккурат день в день, их тянет в этот проклятый паб, смотреть в пустые глаза друг друга?

- так странно, столько времени прошло, а постарел из нас двоих лишь я, - наконец нарушает воцарившееся молчание мужчина, затягиваясь и щуря глаза — как делает всегда, выстраивая очередную стену между ними. и объяснять не нужно ничего — среди них больше нет волшебников, мечтавших о возрождении былого величия семей, мечтавших о благородном и торжественном возвращении в мир, подобно чертовому фениксу, восставшему из самого пепла. пожиратель вскользь окидывает посетителей, по привычке, еще со времен работы, проверяя, не грозит ли опасность, хотя единственный, кто мог бы причинить мало мальский вред — как ребенок фыркает на дешевое пойло — единственное, что антонин мог ему дать.

- а я все думаю, что тебе следовало бы сменить сферу деятельности. лорд малфой, бегающий по катакомбам - с удовольствием понаблюдал бы за таким зрелищем, - в глазах антонина мелькает ореховый, янтарный блеск — почти озорной, напоминающий о годах задолго до расцвета теперешнего львиного величия и постыдной нищеты.

- насколько я знаю, слухи об отставке министра до сих пор ходят, так что где-то ты, малфой, все же разводишь пираний. или акул. можешь даже не отнекиваться, - добавляет долохов под тихий смешок, невольно вспоминая времена, когда несмотря на все богатство рода у них все также не было ничего — за спиной пустота и отцовские упреки, а перед лицом — такой же друг-подросток, товарищ по забавам и мечтатель с теми же стремлениями — свалить из этой гребаной, насквозь прогнившей страны, чтобы раскрыть черные крылья. эпохи меняют друг друга, но антонин дотошно помнит каждый момент, проведенный с этим человеком. воспоминания эти подобны смертельному яду, что отравляют носителя, выжигают на костях песнь о смертельной тоске — «не вспоминай» шепчет внутренний голос, но раз за разом дворец из цветных стекол заставляет оборачиваться, раня красочными осколками, впивающимися где-то за сердцем.   отбрасывая в сторону докуренную сигарету, антонин хмыкает, делает глоток скотча и даже не морщится, хотя во рту словно гоблин нассал.

- так странно, что мы все еще встречаемся здесь. хотя гораздо занятнее то, почему сюда приходишь ты, - их общая история впечатляла: свершенными глупостями, своим бессердечием и до странного родной наивностью — о чем еще могли мыслить мальчишки лет шестнадцати, когда в голове гуляет ветер, а в задницу стреляет беспощадный купидон? если бы у антонина еще хватало сил, он бы рассмеялся над тогдашней беспечностью — своей и чужой, но ныне им остался лишь поганый скотч и табуретки, которые под весом туши вот-вот сломаются, натужно скрипя. с момента их расставания и до сегодняшнего дня казалось, что реальность так и не встала на свое место. мужчина напротив в обстановку не вписывается — изящно покачивает ногой в остроносом ботинке, поглядывает на карманные часы, словно и ждет момента уйти, но на деле — о, антонин знает, чего хочет малфой. он мог бы дать ему это, мог бы подпустить его ближе и создать прелестную иллюзию, хотя бы из уважения к их общему прошлому — но вместо этого безжалостно топчет тлеющие угольки, не делая ни шага навстречу. из года в год, аккурат день в день.

сейчас абраксас наверняка встанет и потащит его в место поудачнее, в котором закажет кьянти, смахивая с мантии бусины попавших дождевых капель. запутается рукой в светлых волосах, аккуратно уложенных, как и всегда, изогнет губы в сухой улыбке и заведет обычную, совершенно отстраненную светскую беседу, от которой антонин предпочтет сбежать почти сразу, а может и только через час. после этого они разойдутся, словно ничего не было, будто бы весь благородный облик лорда малфоев не пропах дешевым табаком и пойлом. антонин снова вскочит на баррикады, ведя за собой проливать кровь, а абраксас вновь будет щеголять в светском обществе, сверкая подобно самому прекрасному бриллианту, но и он и антонин знают.. на их сердцах уж слишком долго копится пыль.

0

19

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=115263#p115263

bear-cub
[Медвежонок]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/569/t359983.png
[внешность на ваше усмотрение]

[indent] » hedgehog in the fog
Михаил, Миша, Мишутка, Медвежонок - но Медвежонком его называет только Снежана. Михаил - косая сажень в плечах, рост под два метра, играющее солнце в медных прядках и лукавые морщинки, разбегающиеся от уголков глаз. В хриплом басе проскальзывают озорные смешинки, Михаил курит трубку одна за другой, пахнет табаком и хвоей, аромат такой родной и ни с чем несравнимый  - аромат самых теплых объятий.
В прошлом - опасный хищник, в настоящем - лесной дух в обличии человеческом. Когда-то они с Ёжиком мечтали разделить жизнь одну на двоих, а теперь у них впереди целая вечность, и в вечности той обещание вечерних чаепитий, проведенных под треск костра и клубящегося от можжевеловых веточек дыма.
Михаил - живой и искренний во всех порывах своей чистой и непосредственной души. Михаил живет настоящим, и по прошлому не тоскует, но порой защемит в груди, там, меж ребер - когда Снежана ускользает от него, теряется в туманной дымке двух миров, призрачного и реального. Михаил ловит тонкие запястья, прижимает Снежану к груди и просит, зарываясь в густой шелк темных волос вернуться.
Если тебя нет - то и меня нет.


Желание взять Ёжика было спонтанным и порывистым, и потому игрок волен своего персонажа продумать так, как ему пожелается. Оставляю и выбор внешности на ваш откуп. За основу фендома взять мультфильм детства, но хочется вплести в него нотки славянского фольклора, а также русреала. Все остальное обсуждаемо.

пример поста;

По запросу.

0

20

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=122897#p122897

golden wolflord
[безымянный король разрыва; неоспоримый альфа всех волков бездны]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/180/801271.gif
[prototype/human (второе обсуждаемо)]

[indent] » genshin impact
Золотой Волчий Вожак не имеет личного имени — лишь название вида, Алфисол, которое он делит со своей верной стаей. Случайный эксперимент Рейндоттир, сбежавший в Бездну оживший чертёж, даже не получивший имя или номер образца, второе по размерам выжившее и разумное существо, вышедший из-под рук матери монстров. Волки и Щенки Разрыва безоговорочно признали его Альфой над Альфами и выполняют любые его приказы, служа его лапами, глазами и клыками в мире, который когда-нибудь станет его.
У него уже есть семья — его огромная стая, разбросанная по всему Тейвату. Однако он, как и любой из детей Рейндоттир, хочет услышать, что его присутствие в мире не случайно. Что он может быть собой. Что ему дозволено выбрать себе имя, а не выписывать его кровью на островах и континентах в надежде, что холодное Золото заметит и признает его.
Как и любым детям Рейндоттир, ему нужна свобода от неё.


Я буду очень рад увидеть Золотого Вожака хотя бы потому, что собрать воедино всех созданий Голд и пойти охотиться на нерадивую мать — это мечта моя и Альбедо. Более того, Вожак сможет найти её куда быстрее, чем даже тот же гигантский Дурин, поскольку все Волки и Щенки, где бы они ни были, не могут не повиноваться приказу Альфы над Альфами, а сами его подданные, если их организовать, могут сделать очень много хорошего, а не только рвать на части всех, кто подходит слишком близко. Ряды самих Волков из-за этого стремительно сокращаются, что вообще не комильфо.
Я не требую сразу любви-дружбы-жвачки. Логично, что Вожак не воспримет Альбедо и Дурина, «любимчиков», сразу, но вполне сможет найти общий язык с Нигредо. Я планирую несколько эпизодов с постепенным привыканием, с тем, что Альбедо и/или Вермилион даст Вожаку его человеческую форму, имя (как насчёт Вольфганг?), освободит от затмевающей разум Бездны и обучит общей речи, и точно достаточно длительный поход в Энканомию, поскольку пробраться туда через коррозию Вожака куда легче, чем заполнять бумаги для посещения в официальных структурах Инадзумы и Ватацуми. Запретных знаний и потасовки с вишапами не хотите ли?
Кроме боёвки и походов под землю и воду есть ещё вопрос налаживания отношений с братьями и отбившимся от лап стаями Волков в регионах. Ладно ещё в Инадзуме, они буквально едят энергию Татаригами, но в Сумеру Зоны Увядания негативно влияют на самих Алфисол. Хороший вожак своих не бросает, как-никак, а в процессе можно и попытаться осторожно, через братьев, сделать шаг к мирному сосуществованию с людьми и множеством других существ Тейвата.
Я хэдаю, что Вожак, как и многие Алфисол, неплохо так покороблен Бездной, но в потенциале к речи и разуму и в авторитете среди своих волков ни на йоту не уступает Андриусу. В мудрости — естественно, глупо сравнивать дух древнего бога и искусственное существо, — но в остальном нет. К тому же, Андриус не может поддерживать постоянно свою форму изо льда и ветра, в то время как Вожак не имеет таймера и лап. Альбедо не будет мешать им выяснять отношения, поэтому почему бы и не устроить мини-войну среди волков, или, наоборот, наладить дипломатию? Людей не любят оба, но жить с ними как-то надо, так что можно сойтись на этой почве.
Не хочется мириться и сосуществовать с людьми и братьями? Вообще не проблема, я приму и такое развитие событий. Можете сразу начать пытаться пожирать жизненную энергию братьев-гомункулов с целью доказать, что именно вы — лучшее создание Голд, и устроить гражданскую войну в рамках кхемической семьи. Можете присоединиться и оберегать мать исподтишка, посылая своих Волков ей на охрану, и предать братьев во время неизбежной встречи (или нет). Можете плюнуть на Голд и присоединиться к братьям, чтобы втереться всем в доверие и втихую набрать сил и подготовить очередное вторжение в Тейват. Вариантов быть плохишом столько, что скучно не будет.
Наконец, человеческая внешка полностью обсуждаема, и да, в отличии от оригинала, конечности у неё могут быть. У меня только одно главное условие: не берите внешность сладкого тонкого мальчика. Я вижу Вожака мужчиной в радиусе 25-35 лет, не подростком и не спичкой. Брюнет предпочтительнее, но это уже можно обговорить со мной.
В гостевой зовите меня или Дайна, на худой конец Нигредо. Прибегу и утащу обсуждать)

пример поста;

Альбедо не любил посещать бары: как и любые людные места, они быстро утомляли его, а если они ещё и были закрытыми, с накопленным густым запахом человеческих тел и глоток, витающим под крышей, то они автоматически сдвигались всё ниже и ниже по шкале его предпочтения. Более того, он мог употреблять алкоголь, но не мог опьянеть: его создательница пыталась создать не просто искусственную жизнь, но усовершенствованную. Ей было мало играть в богов, она хотела улучшить их работу — и ей это удалось.

Альбедо, проведя время в городе вина и песен, даже не жалел, что не может опьянеть. Алкоголь отуплял чувства и медленно, но верно убивал мозг. С первыми у него и так была проблема,а вторым он не был готов пожертвовать даже ради развития и поддержания таких хлопотных социальных связей. Он никогда не считал себя полноценной частью Мондштадта, и было бессмысленно надеяться, что он когда-то ей станет. До тех пор, пока Город Свободы давал ему всё необходимое, Альбедо отплачивал ему тем же и даже большим.

Тем не менее, сейчас алхимик смотрел на лицо человека напротив, опустив протянутую ладонь без какой-либо видимой и невидимой неловкости, и целую долгую секунду испытывал сожаление, что считал посещение баров глупой тратой драгоценного времени. Альбедо был внимательным и ничто не принимал, как должное. Он ставил под сомнение всё, чему не имел рационального объяснения: это был его главный принцип действий и жизни как учёного, алхимика, капитана следственной группы, наконец.

Он уже видел такую форму зрачка, относительно недавно и на женском лице, однако он ни с чем не перепутает её. Метка такой же формы украшала его шею, которой он рассеянно коснулся, прежде чем сдвинуть ладонь к подбородку, задумчиво обхватывая свой локоть другой рукой. Альбедо был уверен, что никто не заметил этого очевидного (для него) признака принадлежности к павшей безбожной нации: люди в Мондштадте были на удивление слепы, даже когда были трезвыми. Никто не задавал вопросов, никто не задерживался взглядом на неестественном зрачке капитана кавалерии или ярко-желтой звезде на шее главного алхимика.

Но Альбедо это дало некоторую надежду. Если Кэйя выжил и даже жил в Городе Свободы так спокойно, всю жизнь, если алхимик правильно помнил, значит, и его наставница могла выжить одна. Значит, у них ещё был шанс встретиться.

Всё это пронеслось в голове гомункула за то время, что хмельной капитан напротив приглашал его остаться. Альбедо чуть прищурился: ему будет очень интересно пообщаться с Кэйей, но позже. Капитан никуда не денется, и алхимик сможет получше подготовиться к разговору с ним. Сейчас неизвестный вор стоял выше на приоритетной лестнице, чем оказавшийся из Каэнри’ах коллега.

— Вот как? Что ж, рад за Вас, — всё так же спокойно и ровно произнёс гомункул, не улыбаясь более, но лишь потому, что он был задумчив. — Спасибо за щедрое приглашение, но, боюсь, мне придётся отказаться. Есть кое-что, что я ещё должен проверить. Не смею больше прерывать Ваш отдых, сэр Кэйя. Надеюсь, в следующий раз Вы позволите мне угостить Вас.

Альбедо всё же улыбнулся, и склонил вежливо голову, разворачиваясь и выходя из бара, направляясь к главным воротам и пересекая мост, но затем остановился. Осмотревшись, алхимик стянул перчатку, коснулся своего Глаза Бога и закрыл глаза, концентрируясь. Искать обычные улики было уже бесполезно: прошло слишком много времени. Следовательно, он обязан был попытаться найти хотя бы какие-то невидимые обычному человеку следы самозванца. Если на нём или на вещах, которые он нёс, были хотя бы отголоски элементальной энергии, Альбедо увидел бы их.

Элементальное зрение, доступное ему, по общему мнению, как и всякому аллогену, на деле было выведено матерью. Она не рассчитывала на то, что её творение будет иметь амбиции достаточно сильные, чтобы быть признанным богами, уничтожившими её родину и большинство «детей», поэтому наделила его талантом, который имела сама. Дарование ему таланта манипуляции Гео было злой иронией, но всё же только послужило усилению его зрения.

Алхимик открыл глаза, держа ладонь на неярко светящемся Глазе Бога, позволяя глазам секунду-другую привыкнуть к ярким и не очень цветам, которыми внезапно окрасилась ночь. Дендро от растений и остатков разрушенной телеги неподалёку, следы Анемо от шевелящего его волосы ветерка, догорающее Пиро — кто-то здесь сражался, и ещё сотни следов, мазков, точек и линий, оставленных живыми существами. Альбедо терпеливо осмотрел всё, что показалось ему хотя бы отдалённо интересным, покружил по местности, не отнимая руку от Глаза Бога, но в конце концов наткнулся лишь на то, что посчитал отголосками собственной искусственной энергии.

Крайдепринц разочарованно вздохнул, хмурясь и ненадолго закрывая глаза, возвращаясь после к обычному зрению, и наконец оглянулся. Бесплодные поиски привели его к развилке дороги за Спрингвейлом: прямо лежало ущелье, ведущее к винокурне, а к югу - обход, огибающий опасное место и поднимающийся так же к «Рассвету». Дальше дороги сливались и прерывались у озера рядом с виноградниками, откуда по побережью можно добраться до Ущелья Спящего Дракона и начать восхождение на Драконий Хребет. Слишком много территории. Даже если по невероятному совпадению обстоятельств и удачи самозванец ушёл на гору, найти его там ночью будет невозможно. Не говоря уже о том, что настолько очевидно подставляться алхимик пока не собирался.

Альбедо покачал головой, вздыхая, и поправил почти пустую сумку на плече. Нужно вернуться в Монд, принять душ, что-то поесть, переодеться в чистое, наконец. Вора он уже давно упустил и достаточно повеселил невольную компанию, бегая кругами, как курица без головы, сжимая Глаз на шее. Придется сказать Джин, чтобы достала ему копии поручений, соврать, что потерял их в бою с хиличурлами.

Но Бездна его побери, он не любил свидетелей своих ошибок.

— Вы заблудились, сэр Кэйя? — пассивно-саркастично заметил Альбедо, складывая руки на груди. Крио Глаз Бога был таким ослепляюще-белым пятном на картине, нарисованной гомункулу Элементальным зрением, что он должен был быть слепым, чтобы не заметить. Хотя обычным глазом каэнрийца было не заметно, и двигался он на удивление бесшумно, в этом ему не откажешь.

0


Вы здесь » time§quare » Partnership » как б[ы] кросс